Акварели Тараса Шевченко

К акварели Шевченко обращался на протяжении почти всей жизни и оставил в этой технике наибольшую часть своего живописного наследия.

j1725715_1299623069





j1725715_1299623351

j1725715_1299623456

j1725715_1299623614

j1725715_1299623706

94 акварели Шевченко хранятся в Государственном музее Т.Г.Шевченко в Киеве; 17, выполненных в Альбоме 1845р. — в Институте литературы им.Т.Г.Шевченко Национальной Академии Наук Украины (ИЛ НАНУ). Отдельные произведения — в коллекциях Музея А.С.Пушкина, Институте русской литературы (Пушкинский дом) Академии наук Российской федерации (СПб), Русского музея (СПб), Варшавского национального музея. Вместе с тем значительное количество оригинальных акварелей Шевченко остаются ненайденными или утраченными. К счастью, несколько из них сохранились в копиях других художников или в репродукциях в различных изданиях (к сожалению, в основном однотонных). За печатными и архивными источниками зарегистрировано еще более 20 акварельных произведений Шевченко, местонахождение которых неизвестно (возможно, их больше — во многих упоминаниях не указана техника выполнения).

Наследие Шевченко в акварельной живописи состоит преимущественно из произведений портретного и пейзажного жанров, он также включает несколько сюжетных рисунков. К первым, еще не уверенным попыткам приобщиться к выполнению распространенного тогда миниатюрного портрета до нас дошли » Энгельгардта П.В. портрет” (1833) и «Портрет неизвестной” (1834). В них обнаружен поиск в воспроизведении акварелью цветовых отношений и светотеневых градаций. Как отмечал Шевченко в автобиографии, он тогда много рисовал акварелью портретов с натуры. На протяжении нескольких лет художник достигает высокого профессионализма в сложной технике письма прозрачной водяной краской. Легкостью и прозрачностью отличаются портретные произведения «Абазы К. портрет”, «Портрет неизвестного” (до недавнего времени ошибочно считался портретом Гребенки) — оба 1837, «Портрет неизвестного” (1837-38), «Портрет девушки с собакой”, «Лунина М.А. портрет” (оба 1838). Однако творчество Шевченко в области акварельного портрета лет обучения в Академии искусств не могла оставаться вне влияния К.Брюллова. Ученик копирует его акварельные портреты И.А.Крылова и В.А.Жуковского. На осенней академической выставке 1839 г. экспонировались два акварельных портрета кисти Шевченко.

Обращается в это время Шевченко и к сюжетным композициям. По заказу издателя альманаха «Утренняя заря” А.Владиславлева он скопировал акварели К.Брюллова «Прерванное свидание” и «Сон бабушки и внучки”, по которым выполнялись гравюры для издания. Другую копию с акварели «Прерванное свидание” Шевченко подарил В.А.Жуковскому перед его отъездом в начале мая 1841 за границу. Созданные в те годы собственные композиции — «Женщина в постели” (ориентировочно 1839-40), «Натурщица”, «Мария” — по поэме А.С.Пушкина «Полтава” (обе 1840), «Цыганка-гадалка”(1841) свидетельствуют о внимательном изучении учеником технических приемов учителя. Это и определенно живописный характер акварельного письма, часто довольно густого, и тонально-световая очень пластичная разработка драпированных тканей, и применение контрастных горящего красного и синего цветов при решении композиционных задач. Наиболее отчетливо влияние учителя проглядывает при сравнении его «Прерванного свидания” с Шевченковской «Цыганкой-гадалкой” (а следовательно, в определенной степени, и с картиной «Катерина”). Значительное место в композиции рисунков этих лет занимает антураж — фрагменты интерьера и экстерьера. Одновременно усиливается роль интерьера и в портретных произведениях («Соколовского Н.П.портрет”, «Портрет неизвестной у фортепиано”, оба 1842), и в жанровых композициях («В гареме”, 1843).

Совершенно новый этап творчества Шевченко-акварелиста начался по возвращении в Украину после окончания весной 1845 г. Академии искусств. Заметное место, как и ранее, занимает в ней портретный жанр. «Портрет неизвестной в коричневом костюме”, «Портрет неизвестной в голубом наряде”, «Портрет неизвестной в сиреневом платье” лишены статичности некоторых ранних, более свободные по композиции, в них отчетливее выявлены характер и внутреннее состояние портретируемых. Артистической изысканности прозрачного акварельного письма достигнуто в портретах членов семьи Катериничев (1846).




Именно в Украине начинается новый в творчестве Шевченко жанр акварельного пейзажа, который и в дальнейшем остался ведущим и в котором художник достиг первоклассного уровня. В отличии от распространенных в России литографических изданий с пышными пейзажами городов, Шевченко, путешествуя в 1845 тогдашними Полтавской и Киевской, а в 1846 Подольской и Волынской губерниями, а также в Киеве, рисует с натуры современную ему Украину — ее хутора, городки, памятные места, памятники культовой архитектуры или просто ландшафты, воскрешает страницы его славной и горькой исторической судьбе. Есть основания считать, что художник задумывал, или создал, подорожную серию с Полтавщины, нумеруя ряд этих рисунков. В выполняемых с натуры в пейзажах — «Крестьянское подворье”, «Хутор на Украине”, «Воздвиженский монастырь в Полтаве”, «Дом И.П.Котляревского в Полтаве”, два рисунка «В Решетиловке” — Шевченко безоговорочно освобождается от искусственного компоновка изображения и опирается исключительно на точку обзора, которая бы позволяла концентрировать внимание на главном и отсекать второстепенное. Художник достигает естественного сочетания конкретики передних планов с панорамным обобщением дальних. Большинства акварельных пейзажей присущ сдержанный, приближенный к сепийной тональности колорит, а следовательно приоритет светотеневых средств художественной выразительности.

Командированный Киевской археографической комиссией на Подолье и Волынь, Шевченко поставил цель посетить Почаевскую лавру и обрисовать в ней конкретно определенные объекты. В течение 10-20 октября здесь выполнено четыре акварели — «Почаевская лавра с юга”, «Почаевская лавра с востока”, «Собор Почаевской лавры (внутренний вид)”, «Вид на окрестности с террасы Почаевской лавры”. Кроме прекрасного полихромного акварельного письма, рисунки отличаются безупречным композиционным решением — удачно выбранной точке обзора, четкой разработкой пространственных планов, световых и цветовых акцентов. Рисунки Почаевской лавры — последние в акварельной наследии Шевченко до рокового ареста 1847.

В ссылке, только весной 1848, для Шевченко открылась полулегальная возможность взяться за кисти. При снаряжении Аральской экспедиции был издан приказ, в котором излагалась необходимость: «Из всех приметных пунктов, из которых впоследствии можно будет определиться, приказать снимать виды с разных румбов, для чего взять из 5-го линейного батальона одного рядового, который умеет снимать виды…”. Переведен этим приказом с 5-го до 4-го батальйона Шевченко в составе приписанного к экспедиции отряда 11 мая 1848 отправился из Орска в Раим. На протяжении более месячного перехода Шевченко пристально всматривается в неведомый пустынный край, его людей, прислушивается к рассказам о местных обычаях, о его истории. В многочисленных эскизных карандашных рисунках и набросках, сделанных во время перехода и плавание Аральским морем 1848 и 1849, в частности и в Альбоме 1846-50 лет и Альбоме 1848-50 годов, предстают «приметные пункты” — пейзажи, труд и быт экспедиционного отряда. По некоторым эскизам впоследствии создан акварели, в частности, по
просьбе генерала, инспектора гарнизона Оренбургского края И.П.Шрейбера — «Пожар в степи”, в которой воссоздан могучей силы ночном пожаре; вероятно для командира Отдельного Оренбургского корпуса генерала В.П.Обручова — «Форт Карабутак”, «Уральское укрепление (Иргиз Кала)” (из сухопутного перехода) и «Укрепление Раим. Вид с верфи на Сыр-Дарье” (с места подготовки к выходу в море). Художник рисует построенные на возвышенностях военные крепости, «населяя” пейзаж одиночными фигурами казахов на переднем плане, их кибитками, или и экспедиционными палатками. Рисунки крепко скомпонованы на всей плоскости листа, и ловко написаны многоцветной акварелью в приглушенных тонах. В них зафиксировано имперские форпосты на беззащитных мирных окраинных землях.

Акварели, выполненные по своему усмотрению, более сдержаны в колорите, почти монохромные (а то и нарисованные сепией). Они в очередной раз свидетельствуют о тяготению к решению светотеневых задач и тонком вкусе художника, умении находить красоту в сочетании двух-трех цветов. Так нарисовано единственное на пути от Орска в Раим дерево на рисунке «Джангисагач” (также в поэзии «У бога за дверью лежала секира”), могила батиря Дустана в философском пейзаже «Дустанова могила”. В своеобразном изобразительном дневнике воспроизведен экспедиционный быт и будни сопроводительных работ. Акварели «Дневки экспедиционного транспорта в степи”, «Урочище Раим с запада”, «Пристань на Сыр-Дарье в 1848 году” выполнены на желтоватой цветной бумаге почти в монохромных сепийних тонах.