Савченко Анатолий Михайлович и Карлсон, который живет на крыше

Савченко Анатолий Михайлович — советский и российский мультипликатор и художник-иллюстратор детских книг. Родился 30 июня 1924 года в городе Новочеркасск. В 1953 г. окончил Всесоюзный государственный институт кинематографии (ВГИК). Участник Великой Отечественной войны.

malish-i-karlson




С 1953 по 1990 год был художником-постановщиком в крупнейшей советской студии мультипликационных фильмов «Союзмультфильм». Работал в рисованной анимации, сотрудничал преимущественно с режиссером Борисом Степанцевым, а также с Иваном Ивановым-Вано, Валентином Караваевым и Александром Давыдовым. В работе над фонами применял собственный метод процарапывания контура изображения по грунтованному ватману. Оформлял детские книги и диафильмы.

217840

кусок интервью:

«Человек, сотворившего «нашего» Карлсона — Анатолий Михайлович Савченко родился 30 июня 1924 года в южном городе Новочеркасске. Отец у него был фармацевтом, провизором, и художником-самоучкой. Всю жизнь рисовал, писал маслом, делал копии картин. У мальчика, похоже, сказались отцовские гены – сам Савченко рисовал сколько себя помнит,
— Как карандаш держать стал, так и рисовать начал….

1329200749_3

Тогда же, в 30-х, в стареньком новочеркасском кинотеатре перед началом сеанса юный пионер Страны Советов впервые увидел мультфильмы.
— Те еще, старые, довоенные. Слабенькие совсем, как я теперь понимаю. Но, впечатление произвели.
Детство у Савченко закончилось в тот самый день, что и у всех его ровесников, в июне 1941 года. А в 1942-м, когда рвущиеся к кавказской нефти фашисты заняли Новочеркасск, вместе с отступающей Красной армией ушел и недавний школьник, в 17 лет ставший солдатом. Про войну рассказывает с большой неохотой: «Страшно было. Отступаем, ничего нет, ничего не понятно. Винтовки у мертвых брали, какие-то совсем уже старые ружья в ход шли. Неразбериха полнейшая. Меня на Северном Кавказе ранило осколком в ногу, я до лазарета допрыгал, а мне показывают:
— Видишь, какие тяжелые лежат, ждут, пока до них очередь дойдет, врачей-то нет. Ступай лучше восвояси, сам видишь, не до тебя. Ну я и ушел. Ничего, оклемался. Молодой был, здоровый, повезло наверное — не загноилось, затянуло, на ногах с войны вернулся.
Впрочем, до возвращения было еще долго – солдатскую шинель Савченко пришлось носить много лет.
— В армии художником, наверное, были? — интересуюсь я.
— Да каким там художником? В пехоте я был. Ну, рисовать немного приходилось, клуб там оформлял, но это уже потом, после войны…».

1417271705_01

После войны – потому что демобилизовали Анатолия Михайловича только после пяти лет службы, в 1947 году.
— Солдатом призвался, солдатом ушел. — улыбается он. – Ничего не выслужил, так, орден «Отечественной войны» и несколько медалей.
Демобилизовавшись и заехав домой, Савченко уезжает в Москву – учиться на художника. И с первой же попытки поступает во ВГИК.

1339010502_vovka_v_tridevjatom_carstve

— Конкурс большой был, да. Боялся, помню, страшно – там же были люди после художественных школ, с профильным образованием. А я что – самоучка. Но меня взяли. Я на вступительных три пятерки получил – и за рисунок, и за живопись, и за композицию. Наверное, рисовать умел, что еще сказать? Учился хорошо, меня в основном хвалили… У нас группа маленькая была, на мультипликацию всего три человека осталось, один, помню, испанец был, забыл как звали, он потом уехал. А все остальные с художественного на декораторов специализоваться ушли.
— Подрабатывали, наверное? Время-то голодное было, послевоенное…
— Да уж, не сытое. Стипендия маленькая, но знаете, нет, не подрабатывал. Для этого же знакомства какие-то нужны, куда-то вхожим надо быть, чтобы работу дали, как-то пробиваться требовалось. А я этого никогда не умел. Я у теток жил, на Цветном, у меня две тетки в Москве были – вот они меня и кормили, за что им низкий поклон.

F1358588341_opyat-dvoyka

Распределившись после института на «Союзмультфильм», так там и проработал всю свою жизнь. В трудовой книжке — две строки: в 1953-м году принят на работу художником-постановщиком, в 1990-м с этой же должности уволен в связи с выходом пенсию. Вот и вся биография – ни карьерного роста, ни богатств, разве что глубочайшее уважение коллег – и мультипликаторов, и книжных иллюстраторов.

image

Не случайно практически все коллеги, говоря о Савченко, прежде всего отмечают одно и то же: — при всей своей гениальности Анатолий Михайлович всегда оставался скромнейшим человеком, не влезавшим ни в какие «политические» баталии. Более доброго человека на «Союзмультфильме» нельзя было встретить.
Почти все свои лучшие фильмы Савченко сделал в творческом тандеме с режиссером Борисом Степанцовым – и «Петю и Красную шапочку», и «Вовку в Тридесятом царстве», и «Карлсона», и «Щелкунчика»…
— Боря постоянно звал меня на свои фильмы, я ему как-то шутя говорю: «Ну что ты все время меня зовешь? Возьми уже кого-нибудь другого, поэкспериментируй, ты же любишь это дело». А он мне ответил: «Нет, другого не хочу, у тебя персонажи добрые». А я действительно своих персонажей всегда старался делать смешными, теплыми и, самое главное, добрыми. Герои мультфильмов должны быть обязательно добрыми.

ric

— Вы, кстати, работали со многими режиссерами-мультипликаторами. А у наших создателей мультфильмов была такая особенность — почти все они вышли из художников-постановщиков. Вы никогда не думали о том, чтобы самому сделать фильм?
— Нет, никогда не хотел. Почему? Да зачем мне это надо. У режиссера же какая работа? У него работа – командовать. А я не люблю командовать. Я люблю рисовать.
Слово «работать» — одно из любимых у Савченко: «Да зачем мне оно надо – во все эти дрязги лезть? Мне некогда, я работал», «Почему награждали? Наверное, потому что я люблю работать, и всегда любил». Он и сегодня, в 83 года, уйдя из мультипликации и переключившись на книжную иллюстрацию, работает – рисует для издательств.

f900390961fd

Всю свою жизнь он работал. Рисовал. Сразу же после окончания ВГИКа, в 1953 году руководитель их мастерской, знаменитый Иван Петрович Иванов-Вано, позвал его художником-постановщиком на свой фильм «Лесной концерт». Потом этих фильмов будет больше двадцати пяти. Но, кстати, своим учителем Савченко считает не Иванова-Вано, который был очень занятым человеком, а преподававшего во ВГИКе известного мультипликатора (и книжного иллюстратора) Анатолия Сазонова.
— Я не могу сказать, что мы с ним дружили, Анатолий был довольно закрытый человек, всегда держал дистанцию, и у нас все-таки остались отношения учителя и ученика. Но вот учителем он был хорошим, очень дельным. Я у него много взял. А вот с его другом, Евгением Мигуновым, мы близко сошлись, дружили. Женя был великолепным человеком, очень добрым, открытым, к нему люди сами тянулись. А какой талант был! Он все мог рисовать. Я ему, если честно, изрядно подражал поначалу, пока свой стиль не нашел. Да ему, по моему, мы все подражали.

1425509419-oslik-3

Савченко работал в достаточно традиционной для наших мультиков манере. Сначала – с Ивановым-Вано, над «Лесным концертом», но там отношения как-то не очень сложились, и, сделав еще и «Мойдодыра», Савченко ушел в группу Райковского и Степанцева. Со Степанцевым он проработал много лет. Быстро рос, но его ранние фильмы, несмотря на все фестивальные призы, полученные «Необыкновенным матчем», «Петей и Красной шапочкой» или «Мурзилкой на спутнике», с точки зрения рисунка достаточно сложно выделить из общего потока. И лишь в 1964 году, в полузабытом ныне мультфильме «Петух и краски» — о нарисованном петушке, которого безответственные создатели забыли раскрасить – появляется своего рода «фирменный знак» Савченко: роскошнейшие, совершенно волшебные задники, на фоне которых все и происходило. Тот самый «второй план», с которым обычно не очень-то и возились, и лишь у Савченко он приобрел как минимум не меньшее значение, чем действия персонажей.э

kesha

А на следующий год после «Петуха…» вышел «Вовка в Тридевятом царстве», и молодой художник стал легендой нашей мультипликации… А тем временем «звездный дуэт» Савченко и Степанцев — вовсе не спешит тиражировать успех. Напротив — режиссер круто меняет курс и ударяется в эксперименты. Они делают два «взрослых» мультфильма – «Окно» и «Песня о соколе». Первый — о любви, очень музыкальный, где музыку Прокофьева исполнял оркестр, которым дирижировал великий Хачатурян. Но и на фоне этих имен Савченко не потерялся – как тихонько мне похвасталась Клавдия Васильевна: «Когда они его на фестивале в Майаме показывали, в зале кричали: «Кто художник?!»». С фестиваля они уехали с «Серебряным Пеликаном». А в «Песне о соколе», тоже музыкальном, сделанном на произведениях Скрябина, экспериментировал уже сам Савченко – весь фильм выполнен в технике живописи по стеклу.
Карлсона и всех остальных персонажей Савченко нарисовал «из головы». Не читая ни книги Астрид Линдгрен, ни видя ни одной из многочисленных иллюстраций – только ознакомившись со сценарием. «Я всегда так делаю. Художник всегда творит с пустого места, из ничего, работает только его фантазия. Персонажа ты должен придумать сам. Сам — от начала и до конца только сам. Тогда он будет живой».

gena

Уникальный актерский ансамбль – Василий Ливанов, Клара Румянова, Фаина Раневская – сложился, в общем-то, случайно. Быстро нашли только Малыша, с Карлсоном маялись долго. Пробовалось великое множество актеров, даже великий Алексей Грибов – все не то! И вдруг Василий Ливанов, озвучивавший кого-то в соседнем павильоне, и часто заходивший к ним в группу поиграть в шахматы, насмотревшись на мучения, вдруг предложил – А давай я попробую? Пошли в студию, записали, — и все в один голос заявили – то, что надо. Кстати, озвучивая Карлсона, Ливанов пародировал знаменитого режиссера Григория Рошаля. Перепробовали множество актрис, потом Савченко предложил позвонить Раневской. Ему сказали – с ума сошел? Она же никогда не работает в мультфильмах. Но Фаина Георгиевна неожиданно согласилась приехать на пробы.
Как вспоминает Анатолий Михайлович, над фильмом работали очень легко, делали его, что называется, на кураже и на порыве. Многие шутки рождались прямо на площадке – Ливанов, например, до сих пор гордится тем, что экспромтом выдал ставший поговоркой «День варенья». «А я придумал шутку с душем – улыбается Савченко – По сценарию Фрекен Бок должна была звонить на телевидение по телефону, но я сказал – она же у нас в ванную убежала? Вот пускай по душу и звонит – она же все равно, ля-ля-ля, сошла с ума».
Оба фильма прошли с оглушительным успехом. Должен был быть еще третий, про дядюшку Юлиуса, но Степанцев увлекся какими-то новыми проектами, постоянно его откладывал, и в итоге так руки и не дошли. Поэтому дядюшку Юлиуса, как и прочих персонажей сказки, не появившихся в мультике, можно увидеть только на иллюстрациях, сделанных Савченко специально для книги…»