Николай Арнольдович Петров

Николай Арнольдович Петров (14 апреля 1943, Москва, СССР — 3 августа 2011, Москва, Российская Федерация) — советский и российский пианист, педагог и музыкально-общественный деятель. Народный артист СССР (1991).




Николай Петров родился 14 апреля 1943 года в Москве, в семье музыкантов. Его отец — виолончелист Арнольд Яковлевич Феркельман (1914—1992), выступал в фортепианном сопровождении Дмитрия Шостаковича и был дружен с композитором, дед — оперный бас Василий Родионович Петров, пел в Большом театре; дядя — композитор Моисей Яковлевич Феркельман (1908—1974). Мать — Ирина Васильевна Петрова (1913—?).
Учился в Центральной музыкальной школе у Татьяны Кестнер, в 1961 году поступил в МГК имени П. И. Чайковского в класс профессора Якова Зака. Уже на следующий год он завоевал второе место на Международном конкурсе пианистов имени Вана Клиберна, а ещё через два года достиг такого же результата на Конкурсе имени королевы Елизаветы в Брюсселе.
С 1965 года — солист Московской государственной филармонии. Окончив в 1968 году аспирантуру консерватории, Петров начинает концертную карьеру. В годы холодной войны он был одним из немногих музыкантов, свободно гастролировавших за границей.

О Николае Арнольдовиче Петрове не раз писалось, что он самой судьбой предназначен для большой эстрады. И это верно. Такова его артистическая природа, сам стиль его игры. Существует в музыкально-исполнительском творчестве эффект особого рода — эффект силы и мощи, чего-то несоизмеримого с обычными образцами; в игре Петрова почти всегда ощущаешь его. Оттого-то и про-изводят столь внушительное впечатление трактовки артистом таких полотен, как, скажем, шубертовский «Скиталец», Первая соната Брамса и многое другое.
Впрочем, если приступать к разговору о репертуарных удачах Петрова, начинать, видимо, надо не с Шуберта и Брамса. Пожалуй, вообще не с романтики. Петров прославился прежде всего как превосходный интерпретатор сонат и концертов Прокофьева, большинства фортепианных опусов Шостаковича, он был первым исполнителем Второго концерта для фортепиано с оркестром Хренникова, Концерта-рапсодии Хачатуряна, Второго концерта Эшпая, ряда других современных произведений. О нем мало сказать — концертирующий артист; но пропагандист, популяризатор нового в советской музыке. Пропагандист более энергичный и преданный своему делу, чем кто-либо другой из пианистов его поколения. Некоторым эта сторона его деятельности может показаться не слишком сложной. Петров знает, убеждался на деле — в ней свои проблемы, свои сложности.
Особенно любим им Родион Щедрин. Его музыку — Двухголосную инвенцию, прелюдии и фуги, сонату, фортепианные концерты — он играет с давних пор: «Когда я исполняю произведения Щедрина, — рассказывает Петров, — у меня такое ощущение, будто эта музыка написана моими собственными руками — настолько мне как пианисту все здесь кажется удобным, складным, целесообразным. Тут все «по мне» — и в техническом отношении, и в художественно-образном. Иногда приходится слышать, что Щедрин, мол, сложен, не всегда понятен. Не знаю… Когда близко знакомишься с его творчеством — а судить ведь можно лишь о том, что хорошо знаешь, не правда ли? — видишь, сколько тут по-настоящему значительного, сколько внутренней логики, интеллекта, темперамента, страсти… Я очень быстро учу Щедрина. Его Второй концерт выучил, помню, за десять дней. Так бывает лишь в тех случаях, когда искренне увлекаешься музыкой…»