Кранахи — художники с жилкой бизнесменов

Впервые в России Пушкинский музей открыл ретроспективу художественной династии Кранахов.

kranah9




Лукас Кранах Старший (1472–1553) был самым известным после Дюрера и Ганса Гольбейна Младшего художником Германии времен Возрождения. В Москве, помимо работ из самого ГМИИ и Эрмитажа, показывают произведения из музеев Берлина, Готы, Мадрида, Будапешта, Праги, Нижнего Новгорода и московских частных коллекций.

kranah2

Всего 48 картин и около 50 графических работ. Политический момент выставки заключается в том, что сейчас демонстрируют и те кранаховские вещи, которые были вывезены в числе 40 произведений после Великой Отечественной войны в СССР из замка Фриденштайн в Готе и хранятся в ГМИИ. Теперь 17 оказавшихся в Москве Кранахов на время показа объединились с девятью приехавшими из Готы.

kranah3

Кранах, Лукас(Старший)1472–1553 гг
Если посмотреть биографию Кранаха Старшего, то в рамки романтизированных представлений о гении-одиночке он никак не вписывается. Уроженец города Кронаха, Кранах свою карьеру сделал в Виттенберге (до того пожив некоторое время, в частности, в Вене, где вращался в среде гуманистов). В университетском городе, где Лютер прикрепил в 1517 году на двери Замковой церкви свои 95 тезисов, дав начало Реформации, его друг Кранах был не только придворным живописцем курфюрста.

kranah4

Помимо создания картин художник расписывал герцогские замки, занимал пост городского советника, виттенбергского бургомистра, держал типографию, занимался аптечной и виноторговлей. А в качестве натуры творческой уже в 1508 году получил от курфюрста фамильный герб в виде крылатой змеи, держащей в пасти кольцо, — его он и ставил как подпись на картинах. В доме Кранаха гостил датский король Кристиан II, наведавшийся в Виттенберг в 1523 году.

UzhPjOfwFAQ

Ну и еще, разумеется, художник держал внушительную мастерскую, обеспечившую работой и его потомков, и подмастерьев. (В поздний его период, признанный исследователями скорее кризисным, разделить руку Кранаха и продукцию подмастерьев становится совсем уж трудно). Словом, Кранах высокое искусство успешно совмещал с карьерой другого рода, был и чиновником, и, как бы сейчас сказали, бизнесменом, и менеджером крупного звена. В этом смысле он вполне современен.

img50

Кранах, Лукас(Младший) 1515–1586 гг
Старший сын Кранаха Ганс прожил совсем недолго, и отцовскую мастерскую в 22 года возглавил Лукас Кранах Младший. У него с административной карьерой тоже все шло хорошо: художник значился и членом городского совета, и управляющим казначейством, и, пусть всего два года, бургомистром Виттенберга. В музее говорят, что теперешняя выставка включается в празднование 500-летия со дня рождения Лукаса Кранаха Младшего. Но в отведенном ему зале, увы, лишь две подписанные им, а не им и мастерской, не последователями и т.д., работы — «Суд Париса» из Готы и «Мадонна и младенец с гроздью винограда» из московского частного собрания.

kranah6

Что касается Ганса Кранаха, о нем судить еще труднее. Тут имеются три работы, но в их создании он участвовал лишь предположительно. Это «Христос с грешницей» из Музея изящных искусств Будапешта, над которым трудился старший Кранах с мастерской (либо — под вопросом — с сыном Гансом), и две доски из Готы с историей Юдифь (с такой же «вопросительной» расстановкой сил в авторстве).

kranah5

Но современным основатель династии был, конечно, не только
в смысле наличия деловой жилки. Помимо выработки характерного собственного стиля, одним из первых он явил немецкому искусству женское ню. Причем то была не созданная чуть раньше дюреровская «Ева», а языческая Венера (1509). Эрмитажу повезло — «Венера и Амур» принадлежат ему. К слову, эта этапная для Кранаха вещь была вообще первой работой Кранаха, попавшей в Россию еще между 1763 и 1774 годами. Чувственность изображенной в полный рост нагой богини лишь акцентируют и узкая, легкая и совершенно прозрачная драпировка, и Амур, с видом собирающегося нашкодить мальчишки выходящий из-за Венеры и собирающийся выпустить свою коварную стрелу. Даже назидательные стихотворные строчки (которые на выставке в экспликации решили отчего-то не переводить) «Силами всеми гони купидоново ты сладострастие / Иначе твоею душой слепой овладеет Венера» не в силах обмануть относительно удовольствия, с каким мастер выписывал обнаженную.

kranah1

Для Кранаха вообще, кажется, не существовало противоречий. Наряду с религиозными сюжетами он писал и античные. Или, например, хотя и водил дружбу с Лютером (к слову, Лютер был крестным отцом кранаховской дочери Анны, а Кранах стал свидетелем
на свадьбе Лютера), это вовсе не помешало художнику писать кардинала Альбрехта Бранденбургского. Который в 1517-м включился в санкционированную папой Львом X продажу индульгенций (как раз раскритикованную Лютером в 95 тезисах) — в том числе ради своей выгоды. Притом старший Кранах писал и назидательные сценки, красноречиво порицающие неравные браки с финансовой подоплекой, а в своих ксилографиях среди прочего гравировал турниры. Охват тем огромный.

У Кранаха был узнаваемый стиль, в частности благодаря его женским типажам с немного раскосыми глазами (впрочем, он не всегда писал именно так, и те же Мадонны с младенцем, версий которых на выставке несколько, показывают разные представления о красоте). Кроме того, он, что было характерно для разных ренессансных художников, осовременивал персонажи. И Лукреция (написанная Кранахом с мастерской), древнеримская вообще-то героиня, что вот-вот лишит себя жизни, модным платьем напоминает современницу художника. И даже обнимающая крест в «Распятии» Мария Магдалина выглядит горожанкой кранаховской эпохи.

Еще одним важным для немецкой живописи завоеванием Кранаха стало развитие пейзажа. Тут художник отнюдь не был первопроходцем, но свою лепту внес. И если в средневековой живописи сакральные герои часто изображались на «глухих» фонах (как выполненная в кранаховской мастерской «Святая Женевьева Парижская», которая была створкой ныне утерянного алтаря), то Возрождение открывает мир и в многообразии природы как отражении божественного замысла. А Кранах пишет близкую его географии природу с суровыми горами, долинами, многочисленными деревьями и чуть ли не лесами (что было вполне в духе складывавшейся тогда Дунайской школы живописи). В такой пейзаж он (опять-таки вместе с мастерской) помещает и «Святого Иеронима в пустыне», и «Мистическое обручение Святой Екатерины Александрийской, со Святыми Доротеей, Маргаритой и Варварой».

Эта последняя вещь, прибывшая из Будапешта, вообще объединила много интересных моментов. Жаль только, что снова на этикетке не объясняются ни истории святых, ни их атрибуты — все-таки для завязанного на символике искусства это очень важно. Мадонна держит на коленях младенца, надевающего кольцо на палец великомученице Екатерине, что означает ее духовный брак с Христом. Меч в руке святой — атрибут ее мученичества (Екатерина была казнена императором Максенцием). Корзина роз у Доротеи — не просто милая деталь, а тоже атрибут мученичества: когда ее вели на казнь, к героине обратился писарь, попросивший, когда она будет в саду своего небесного жениха, прислать оттуда розы. И после казни Доротеи писарю действительно явился младенец с корзиной. Наконец, атрибутом Варвары, а вовсе не элементом пейзажа, была башня, которую выстроил, чтобы спрятать ее от поклонников, отец девушки. Варвара умудрилась принять там христианство (чаша в окне башни — знак причащения), и в конце концов нетерпимый родитель ее казнил. Все это Кранах пишет, увлекаясь деталями, как современные ему события, этакую сцену разговора знатных дам, разве что сверху на них с любопытством смотрят, опираясь на какой-то склон, целых семь пухлых ангелов.