Ге Николай Николаевич — мастер портретов, исторических и религиозных полотен

Николай Николаевич Ге (15 (27) февраля 1831, Воронеж, Воронежская губерния — 1 (13) июня 1894, хутор Ивановский, Черниговская губерния) — русский живописец и рисовальщик, мастер портретов, исторических и религиозных полотен.

j1725715_1330362896




Прадед Ге (Gay) родом из Франции. Дед художника Осип Ґе женился на дочке полтавского помещика. Мать художника, Олена Садовська, умерла когда ему было 3 месяца. Семья переехала в имение отца на Подолье, село Попелюхи.
В 9 лет зачислен в Киевскую первую гимназию, в 1847 поступает на физико-математический факультет Киевского университета.
В 1850 году Ге бросил университет и поступил в Академию художеств.
В 1856 г. художник женился на киевлянке Анне Петровне Забеле. Их младший сын, Пётр Николаевич, был женат на своей двоюродной сестре, Екатерине Ивановне Забеле, родной сестре певицы Надежды Ивановны Забелы-Врубель, ставшей женой художника М. А. Врубеля.
Работа «Саул у Аэндорской волшебницы» в 1857 году принесла ему большую золотую медаль и командировку за границу.
В 1861 году Ге начал писать «Тайную вечерю», а в 1863 году привёз её в Петербург и выставил на осенней выставке в Академии Художеств. Картина произвела на публику сильное впечатление. За «Тайную вечерю» Ге получил звание профессора, минуя звание академика.
С 64 по 70-й живет и работает в Италии.
В 1875 году Ге навсегда покинул Петербург и переселился на Украину…
Живя на хуторе, примкнул к вегетарианству, пытался как можно меньше пользоваться услугами прислуги и делал для себя все сам, что было ему по силам. Он признавал необходимость физического труда и вне занятий полем, сада, пчелами у себя на хуторе избрал еще и профессию печника. Он красиво клал печи и любил эту работу, оставил после себя много печей в округе. Вероятно, некоторые из них доныне служат людям.

«…Из своей «Тайной вечери», например, наделавшей когда-то столько шуму, он сделал совершенный жанр. Всмотритесь внимательнее: это обыкновенная ссора весьма обыкновенных людей. Вот сидит Христос, но разве это Христос? Это, может быть, и очень добрый молодой человек, очень огорченный ссорой с Иудой, который тут же стоит и одевается, чтобы идти доносить, но не тот Христос, которого мы знаем. К Учителю бросились его друзья утешать его, но спрашивается: где же и при чем тут последовавшие восемнадцать веков христианства? Как можно, чтоб из этой обыкновенной ссоры таких обыкновенных людей, как у г. Ге, собравшихся поужинать, произошло нечто столь колоссальное?
Тут совсем ничего не объяснено, тут нет исторической правды; тут даже и правды жанра нет, тут все фальшивое…»
Достоевский Ф.М. (писатель)

«…О выставке сказать Вам много отрадного <...> нельзя, она вообще довольно бедная, исключая картины Ге, но с которой я никак не мирюсь, с которой, впрочем, и немногие мирятся. Это явление действительно странное по замашке, по впечатлению нельзя не признать ее за очень талантливую вещь, но по обращению, с которым художник трактовал этот сюжет, — это верх пошлости! Сюжет столь возвышенный и глубоко драматичный трактован тоже, пожалуй, драматично, но грязно до безобразия, даже до сожаления, что художник с талантом, можно сказать, подавил в себе все благородное и высказался так невежественно и небрежно! Одним словом, это тот же Перов с попами на пасху. Грустно!…»
Худяков В.Г. (художник)

j1725715_1330340633

j1725715_1330362931

j1725715_1330362965

j1725715_1330363040

j1725715_1330363058

j1725715_1330363071