Графика Ганса Гольбейна Младшего

Ганс Гольбейн (1497–1543 гг.) родился в городе Аугсбурге в семье живописца. Брат Ганса – Амброзиус пошел по стопам отца, дед был золотых дел мастером. Несмотря на то что аристократический Аугсбург давал широкие возможности творческого роста, Ганс Гольбейн Младший переезжает в Базель – свободный город на Рейне, прославленный своими гуманистами и теологами.

lsMHTO7P338

Ганс Гольбейн. «Астролог и теолог». Иллюстрации к «Похвале глупости» Эразма Роттердамского. 1515-1516 гг.

golb6

«Есть из них и такие, которые предсказывают будущее по течению звезд, возвещают чудеса … и на счастье свое находят людей, которые всему этому верят» (Эразм Роттердамский).

Одной из первых работ Гольбейна в области книжной иллюстрации являются его рисунки на полях издания «Похвала глупости» Эразма Роттердамского. Книга нидерландского мыслителя первый раз была издана в 1511 году и выдержала около 40 изданий. Экземпляр 1515 г., находившийся у базельского гуманиста и учителя Гольбейна, был украшен рисунками нескольких художников. Всего книга содержала 82 рисунка, 27 из которых выполнил Ганс Гольбейн, а 23 – его родной брат Амброзиус.

Ship-with-Revelling-Sailors
Изображения, приписываемые Гольбейну, принято разделять на две стилистические группы: рисунки коричневатыми чернилами, обнаруживающие некоторую угловатость, и иллюстрации, выполненные черным тоном, отличающиеся большей изяществом и мастерством. И те, и другие миниатюры могли быть выполнены одним и тем же художником, варьирующим свою еще не устоявшуюся манеру рисунка.

the-arrogance-of-rehoboam-1

Стилистика графики молодого Гольбейна связана с традициями гравюры: короткий штрих, четкость контура. Изображения при всей своей композиционной стройности и живости не образуют с текстом продуманного ансамбля: рисунки иногда перекрывают текст, не вписываясь в узкие рамки полей. Однако эта особенность не является художественным недостатком, так как легкие рисунки, не перегружающие рукопись активными тоновыми пятнами, прекрасно сочетаются с рукописными замечаниями базельского учителя Гольбейна.

1357934894-1056415-www

Этот комментарий вместе с повторяющимися витиеватыми росчерками пера усложняет содержательную структуру страницы, на которой помещен основной текст и печатный комментарий на полях, принадлежащий Эразму Роттердамскому. Следующий «слой» текста представлен тонкими строчками скорописи базельского владельца книги, и, наконец, изящные фигурки Гольбейна, чередующиеся с рукописным шрифтом, дополняют общее «каллиграфическое» впечатление от издания.

1357938617-israelites-gathe

В своих композициях молодой художник часто использует профильные изображения из-за их характерности и тяготению к плоскости, силуэтности. Благодаря этому приему, миниатюры хорошо «садятся» на страницу, не нарушая эстетики двухмерного пространства.

1357938609-luther-as-hercul

Шутливый язык нидерландского гуманиста и обилие риторических красот в его произведении находят в лице молодого художника талантливого интерпретатора. Ганс Гольбейн довольно тонко чувствует литературную специфику оригинала, однако, в его иллюстрациях присутствует больше мягкости, чем в саркастических рассуждениях Эразма Роттердамского, подвергающего насмешкам все явления жизни и не предлагающего ничего, кроме тотального отрицания существующего миропорядка.

3545771_original

В 1520-е годы Гольбейн работает для печатни Иоганна Фробена. В эти годы он находит талантливого исполнителя своих произведений в технике ксилографии – резчика Ганса Лютцельбурга. К этому времени относятся не только характерные титульные листы, отличающиеся сложным и изысканным композиционным решением, но и книжные иллюстрации.

Гравюры Гольбейна отличаются агрегатным принципом композиции, то есть нарочито плотным заполнением пространства, характерным для искусства готики и барокко. Интересно отметить, что в творчестве некоторых немецких художников принципы готической изобразительности, минуя ренессансный этап, постепенно приобретают барочные черты. Своеобразный синтез готики и маньеризма (или зарождающегося барокко) присутствует и в гравюрах Гольбейна. Выразительные фигуры в обрамлении из акантов и рогов изобилия производят впечатление изображения-эмблемы. Тоновая однородность ксилографий сообщает им сходство со страницей текста, что дает возможность гармоничного взаимодействия печатного слова и изображения.

QEUJ0-YPiks

Алфавиты Ганса Гольбейна.

В числе элементов книжного дизайна, над которыми работает художник, нужно назвать такую интересную сферу его творчества как фигурный инициал. Он создает много произведений в этой области, изобретая целые тематические алфавиты, число которых достигает пятидесяти.

Традиции украшения книги как единого художественного ансамбля в Германии тесно связаны с венецианской книгоиздательской традицией. Она включала титул с историческим или аллегорическим сюжетом в архитектурном обрамлении, орнаментальную рамку для первой страницы текста, заставки, инициалы, издательский знак.

3555610_original

Первыми опытами художника в этой сфере являются орнаментальные алфавиты, связанные с венецианской традицией. Гольбейн дополняет идею растительного орнамента изображением зверей. Впоследствии он, в основном, разрабатывает фигурные инициалы с разнообразными сюжетами и персонажами.

3538731_original

В 1522–24 гг. художник создает Большой и Малый Детские алфавиты с изображением играющих путти. Эта тема приходит в европейское искусство из античных декоративных композиций, которые стали известны, благодаря сохранившимся раннехристианским памятникам.

_DcjykWhPOY

«Игры амуров» – сюжет, встречающийся как в живописи Возрождения, так и в искусстве последующих эпох. Он по-разному интерпретировался в эпоху рококо и классицизма и показал большую долгожизненность. Персонажи Гольбейна играют, занимаются ремеслами, моются в бане, соревнуются друг с другом. Изобретательность мастера в данном случае не знает предела.

Цикл «Плясок смерти» Ганса Гольбейна.

Тема «Плясок смерти» в творчестве Гольбейна обязана своим происхождением средневековым литературным традициям. Многие рядовые произведения средневековой книжности касаются этой темы, которая превратилась в своеобразный канон рассуждения о бренности земного бытия. Этот канон включает следующие положения: смерть посекает молодых и старых, от нее не спасется даже монарх, с ней невозможно воевать, от нее нельзя откупиться.

xNMmX-gU570

По этой схеме обычно строится почти любой текст на данную тему, предполагая большую или меньшую степень развернутости. Однако даже в самых кратких версиях основная канва перечисленных элементов сохраняется. Расширение данной риторической формулы происходит за счет нанизывания новых, иногда однотипных, мотивов. Примером такого рассуждения может послужить цитата из «Книги благой любви», составленной архипресвитером из Иты в XIV веке. Данная книга, являясь настоящей энциклопедией ходовых средневековых сюжетов, включает, конечно, и традиционное размышление о смерти.

9n50KEM05_I

«О смерть! Всех сметает с земли твоя длань бедоносная! …

Сметешь и меня: всем живым ты противница злостная; …

О смерть! Пред тобою сильнейший ничтожен и слаб,

Никто из твоих беспощадных не вырвется лап,

Равны пред тобой злой и праведный, рыцарь и раб,

Ты в жалкую персть обращаешь монархов и пап …

Нельзя от тебя убежать, невозможно укрыться,

Нельзя с тобой спорить, нельзя от тебя откупиться,

Кто знает, когда к его полю пожалует жница?»

(Хуан Руис. «Книга благой любви». XIV в.).

В художественной культуре данная тема также имела достаточный резонанс, являясь поводом создания монументальных церковных росписей.

Ih0ZjYhFVHI

TwHGA2u5CL0

Чаще всего данный сюжет изображался в виде хоровода, в котором чередуются образы представителей разных сословий и возрастов с человеческими остовами, символизирующими смерть.

wO36yHMLKWc

Ганс Гольбейн, видимо, первый раз обращается к данной теме в эскизе ножен кинжала, который был создан около 1523 г.

Композиция ножен представляет хоровод жертв смерти. Особенностью этой композиции является отсутствие повторов. Обращает на себя внимание разнообразие линейного, пластического и пространственного ритма.

Хотя изображение очень невелико по размеру, художник удивительным образом добивается эффекта плановости, помещая живых и инфернальных участников хоровода то на первом, то на втором плане.

1357938608-emissary-of-king

Вторично к данной теме мастер обращается в жанре фигурного инициала. Алфавит «Пляски смерти» был издан в печатне Бебеля и Кратандера в 1524 г. В этой графической работе мастер разбивает традиционный хоровод на пары, нарушая старую традицию и сообщая своим персонажам острые психологические характеристики, которые передаются лишь динамикой движения.

Третий раз художник интерпретирует тему «Плясок смерти» в жанре небольших ксилографий, которые образуют цикл из 58 гравюр под названием «Imagines moris» («Образы смерти»), 1523–1524 гг.

 

1357938599-tobit-is-blind.-