Лу Синь, Записки сумасшедшего

Лу Синь Записки сумасшедшего

«… Любое дело начинаешь понимать, лишь когда его всесторонне изучить. В старину часто ели людей: это я помнил из истории, правда, смутно. Чтобы справиться, раскрыл книгу по истории, в книге не было дат, зато каждая страница изобиловала словами «гуманность», «справедливость», «мораль» и «добродетель». Уснуть я все равно не мог и глубоко за полночь очень внимательно читал книгу, как вдруг увидел, что между строками вся она испещрена одним словом – «людоедство».
Это слово, хихикая, уставилось на меня в упор и с укоризной.
Я тоже человек, они хотят меня съесть!…»

/Записки сумасшедшего/

«Если ты не параноик, это ещё не значит, что за тобой не следят»

Быть может было бы смешно, коль так бы не было нам грустно… Что и говорить, у каждого в голове — свои «тараканы». Нет ни одного человека без каких бы то ни было страхов. Эта история об одном молодом человеке, страдающего от мании преследования. Главный же страх заключался в следующем: «вокруг все людоеды, они хотят меня съесть!» Все свои чувства, эмоции и состояние ужаса, в котором постоянно пребывал ГГ, он описывает в своем дневнике.

Что до самого автора, то он смог неплохо описать состояние больного, видимо, вследствие того, что был доктором и имел представление о течении данного заболевания. Преждевременная кончина отца сподвигла Лу Синя изучать медицину и получить западную учёную степень по медицине в медицинской академии в Японии.

Как же это обычно происходит:

Еще человек семь-восемь шептались у между собою обо мне. Но в то же время все они боялись, как бы я не заметил этого. И все, кого только я встречал по дороге, вели себя подобным образом.

Тут я распознал еще одну их уловку. Они не только не желали исправиться, но намеревались упрятать меня куда-нибудь как сумасшедшего. И когда они съедят меня, все будет шито-крыто, да к тому же найдутся люди, которые посочувствуют им. Как раз о таком случае и рассказывал арендатор. Все идет как по-писаному
В письме своему другу Лу Синь писал о «Записках сумасшедшего»: «Некогда говорили, что Китай всеми своими корнями связан с учением о морали и добродетели. Последнее время подобные взгляды получили широкое хождение. Если исходить из этого, то чтение истории дает возможность легко решать многие вопросы. Потом я как-то случайно просматривал Всеобщее зерцало и понял, что китайцы все еще остаются нацией людоедов. Вот тогда я написал этот рассказ».

О страхе «людоедства», но не в прямом, а в переносном смысле, приходится нередко слышать в часто употребляемых фразах «идти по головам», «да они же сожрут друг друга!» и тому подобных. А понятие «сумасшедший» слишком уж относительно в нашем мире.

Лу Синь (25 сентября 1881 — 19 октября 1936), настоящее имя Чжоу Шужэнь — китайский писатель, оказавший большое влияние на развитие литературы и общественно-политической мысли Китая первой половины XX века. Считается основоположником современной китайской литературы. Наиболее известные произведения: «Подлинная история А-Кью», «Дневник сумасшедшего». Является потомком в 32-м колене основателя неоконфуцианства Чжоу Дуньи.

Вернувшись в Китай, Лу Синь начал преподавать в Чжэцзянской средней школе, которая стала предшественницей знаменитой Высшей школы Ханчжоу, затем в Китайско-западной школе города Шаосин, его родного города, и с основанием республики в скором времени занял пост министра образования в Пекине. Через некоторое время он стал также преподавать в Пекинском университете и в Женском педагогическом колледже Пекина, и начал писать.

В мае 1918 года Лу Синь впервые использовал свой псевдоним при публикации небольшого рассказа на байхуа, «Дневнике сумасшедшего» — боевой памфлет, прозвучавший как резкое обличение пороков сословно-родовых отношений и феодальных этических норм старого Китая. Публикация рассказа сделала его одним из влиятельнейших писателей своего времени.

Другой его знаменитый рассказ, «Правдивая история А-Кея» , был издан в период с 1921 по 1922. Позже, рассказ станет самым знаменитым его произведением. Оба этих рассказа позже будут включены в сборник «К оружию» , опубликованный в 1923.

Работы Лу Синя оказали большое влияние на становление антиимпериалистического «Движения 4 мая» в 1919 году.

Лу Синь интересовался марксизмом и был редактором нескольких левых китайских журналов, таких как «Новая молодёжь» и «Ростки». В 1930 году Лу Синь организует и возглавляет «Лигу левых писателей» (секцию Международного объединения революционных писателей), которая объединяет наиболее активных и влиятельных литераторов Китая того периода.

Хотя Лу Синь перестает публиковать собственные работы в конце 1925 года, а после переезда из Пекина в Шанхай в 1927 году активно занимается переводом русской литературы (особенно он восхищался Гоголем, чьи «Мёртвые души» перевёл на китайский) и написанию небольших, но хлестких сатирических эссе, которые стали его личным отличительным знаком, он так же помогает многим начинающим писателям. Так даёт советы писательнице Сяо Хун с северо-востока Китая, а в 1935 выходит её повесть «Шэнсычан» с его предисловием.

В 1929 году выходит книга Лу Синя «Правдивая история А-Кея» (содержит также другие рассказы автора) на русском языке в переводе известного востоковеда Б. А. Васильева (Изд. Прибой, Ленинград, 1929).

Из-за его левых взглядов и роли в истории становления китайской республики он был запрещён на Тайване до 1980 года.

Он был одним из первых активистов движения за введение эсперанто в Китае.