Александр Васильевич Храповицкий

Александр Васильевич Храповицкий (1749—1801) — тайный советник, сенатор, кабинет-секретарь императрицы Екатерины II, автор записок. От его имени происходит название Храповицкого моста через Мойку.

hrapovitski

Из малороссийского рода Храповицких. Его отец Василий Иванович (1714—1780) — генерал; мать — Елена Михайловна Сердюкова. Старший брат Марии (1752—1803) и Михаила (1758—1819) Храповицких.
По окончании курса в кадетском корпусе в 1766 г. поступил в действительную службу подпоручиком, в 1772 г. был в штате фельдмаршала графа К. Г. Разумовского генерал-аудитор-лейтенантом; перейдя на службу в сенат, был «у генерал-прокурорских дел» сначала секретарём, потом обер-секретарём Сената; в конце 1780 г. — действительный статский советник; в конце 1781 г. назначен управляющим экспедицией о государственных доходах и расходах, учреждённой при сенате, а в 1783 г. — в число статс-секретарей императрицы, или, как тогда говорилось, «у принятия челобитен». Награждён орденом Святого Владимира 2 степени.[1]
После путешествия императрицы в 1787 г., в котором Храповицкий участвовал и вёл его журнал, Екатерина II приблизила его к себе, давала ему обыкновенно особые поручения самого разнообразного характера, сделала его советчиком и сотрудником в её литературных и исторических трудах, поручала ему исправлять слог в некоторых её произведениях, составлять для них стихотворные части, подыскивать книги и географические карты, просматривать переводы на французский и т. п. Нередко императрица совещалась с ним по важным делам политики внешней и внутренней, и особенно по делам финансовым и экономическим, в которых он считался специалистом. Через руки Храповицкого проходили разные представления от комиссии о строениях, планы относительно медной монеты и прочее.
В 1786 г. он составил карантинное положение, а в 1787 г. расследовал и исправил недостатки в управлении казённой суконной фабрикой в Ямбурге. По случаю обнаружения в 1789 г. беспорядков и хищений в театральном управлении, Храповицкий вместе с П. А. Соймоновым были назначены ревизорами, а затем директорами театров, но уже в 1791 г. оба они были удалены от этих должностей. Причиной явились скандал, устроенный А. Клушиным, и последовавшая жалоба актрисы Урановой, которой они препятствовали вступить в брак с актёром Силой Сандуновым, из угождения графу А. А. Безбородко, ухаживавшему за Урановой. Первое время после этого императрица была холодна к Храповицкому; но затем вернула ему своё расположение, так что он по-прежнему исполнял все свои прежние обязанности при государыне до 2 сентября 1793 г., когда был сделан сенатором.
Храповицкий был дружен с графом А. М. Мамоновым, графом А. А. Безбородко и П. В. Завадовским, пользовался расположением князя Потёмкина и вообще умел ладить со всеми; императрица, часто награждавшая его денежными подарками, «удостаивала его даже очень любезных шуток и большой откровенности во многих совершенно интимных делах».

Началась в 1762 г., когда был напечатан его перевод с французского «Похождения Неоптолема, сына Ахиллесова». В журнале «Всякая всячина» Храповицкий поместил несколько статей без подписи, в том числе письмо за подписью «Девица», в котором нападает на Лукина, напечатавшего в 1768 г. сочинение Колле «Тесть и зять» и «Разумный Вертопрах» Баусси. Об этом письме, а также и других своих произведениях, Храповицкий с большой похвалой отзывается в журнале «И то и сё».
В журнале «Вечера» (часть II, 1773) Храповицкий поместил «Епистолу к новому кафтану», подражание французскому. По сведениям Лонгинова, Храповицкому принадлежат напечатанные в «Аонидах» (книга III): идиллия «Пленяся Делией», «Жизнь человеческая», «Восторг», подражание оде Лебрена, песня «Как жидки виноградны лозы» и несколько басен, подражание Лафонтену. Кроме того, он написал трагедию: «Идамант» и оперу «Песнолюбие». Г. Р. Державин, И. И. Дмитриев, граф Хвостов и Я. Б. Княжнин высоко ценили ум и литературные способности Храповицкого; они охотно обменивались с ним стихотворными посланиями, часть которых напечатана Сушковым в сборнике «Раут» на 1854 г., а также в биографическом очерке Н. П. Барсукова, в предисловии к «Дневнику».
В 1760-х годах Храповицкий преподавал русский язык Радищеву. Но более всего замечателен Храповицкий как автор «Памятных Записок», которые первоначально были напечатаны в «Отечественных Записках» П. П. Свиньина, в VII, XVIII, XX, XXI, XXIV, XXVII, XXXI и XXXIII частях, с большими пропусками, и наконец, по подлинной рукописи, поднесённой в 1837 г. племянником Храповицкого, Н. В. Сушковым, императору Николаю I, отдельным изданием, которое напечатано в «Русском Архиве» за 1901 г.
Главное содержание «Памятных Записок» составляют заметки автора о том, что говорила и делала императрица; о себе автор говорит лишь крайне редко, о других лицах — лишь тогда, когда сообщаемое о них так или иначе касается императрицы. «Дневник» расположен по числам и дням; попадаются даже отдельные, отрывочные, часто грамматически незаконченные фразы; тем не менее от него «веет необыкновенной жизненной правдой и замечательной наблюдательностью»; автор сумел дать ряд наблюдений, разъясняющих нам настроение императрицы Екатерины II в шведскую войну, её отношение к французской революции и вообще всю внутреннюю жизнь императрицы за последний период её царствования. Многие замечания, которые мы находим у Храповицкого, имеют большое значение для суждения и о предшествовавшем периоде в жизни и деятельности Екатерины II.