Художник Олеся Дубовик: холсты, зеркала и жужжание пчелы

Олеся Дубовик — художник. Родилась и выросла в Тольятти, недавно переехала в Санкт-Петербург. Она создаёт сказочные работы на холсте, бумаге, дереве и даже на зеркалах. За всеми её работами, красочными и декоративными на первый взгляд, стоят точные концепции и мысли. В интернете Олесю можно найти под ником AzyzA. Что это значит? Вы узнаете, прочитав интервью с художником.

Художник Олеся Дубовик

Татьяна Свирцова: Олеся, расскажи, пожалуйста, свою творческую биографию. Как ты стала художником, была ли это мечта детства или воля судьбы?

Олеся Дубовик: Я родилась и жила до 24 лет в городе Тольятти. Никакой базы типа школы искусств у меня не было, родители не сочли нужным мою энергию направить в какое-то конкретное русло. Поэтому я все свое детство и юношество занимала себя сама. Начинала с того, что делала всякие проекты в школе, в своём классе, а заканчивала тем, что писала сценарии для выступлений на городском уровне среди школ (моя была с технологическим уклоном). Потом я сама же ставила эти сценарии и принимала в них непосредственное участие. От создания эскизов к костюмам и декорациям. Была и режиссером, и сценаристом, и актером в одном флаконе, умудряясь при этом еще и руководить сверстниками. В то время никаких позывов конкретно к живописи не было. А вот к декоративно-прикладному искусству огромная тяга. Всё, что можно было резать, я резала, клеила, собирала, делала аппликации и коллажи, не счесть всего, чем я умудрялась себя занять. Ну и стоит отдать должное моей сестре, которая на 10 лет старше меня — я пошла по ее стопам и поступила на факультет ДПИ Поволжского Государственного Университета Сервиса. У меня были замечательные преподаватели, члены Союза художников, которые передавали свой опыт и любовь к искусству, стилизации, преображению природных форм. Но как-то до меня только на втором курсе дошло, что, чтобы стать художником, нужно взять лист бумаги и просто завершить композицию. И все, с тех пор я не останавливаюсь и рисую каждый день. И очень сильно мучаюсь, если не получается хоть что-то зарисовать. А катализатором для всего этого искусства послужил призыв моего парня, а теперь уже мужа, в армию. У меня был целый год свободного времени и состояние одиночества, чтобы попробовать вкус свободы творчества.

2

4

5

Т.С.: Почему ты решила переехать именно в Петербург?

О.Д.: Хочется сразу сказать: «А почему нет?». Если отвечать развернуто, вот как я вижу себе аргументацию переезда. Когда-то Тольятти был перспективным, большим красивым городом с широкими проспектами и бульварами, великолепными лесами, просторными набережными вдоль Волги, а превратился в забитый рекламой, неухоженный, безыдейный, безликий моногород, который трясет каждый раз, когда у ВАЗа начинаются проблемы. Мне, как человеку-созерцателю, крайне неприятно было дальнейшее пребывание в этой трясине. Я думала о многих городах: и о Нижнем, и о Казани, и о Самаре… А потом приехала в Петербург на запоздалый медовый месяц (такой студенческий) и сказала вслух, это я помню как сейчас: «В следующий раз, когда я сюда приеду, я приеду навсегда». Любовь с первого взгляда. С первого порыва холодного ветра в середине августа. С первого усталого (после двух суток в поезде) взгляда на низкое небо, на серость горизонта и вид разводных мостов из окон гостиницы. На близость воды и крики чаек. На темные арки, ведущие в узкие колодцы дворов, на поток людей, который закручивается в водоворот жизни. Я просто влюбилась в этот город, и после еще 2 года грезила переездом. И переехала в итоге.

Т.С.: Какие твои любимые места в Петербурге?

О.Д.: Ох, замечательный вопрос для моей дислексии. Я очень плохо воспринимаю названия, и, если не говорить о всеми любимых и известных местах-визитках Питера, то я бы начала описание любимых мною мест, как некий набор эмоций с привязкой во времени. Ну, например, в Парке Победы есть замечательное дерево с круглой кроной, окруженное лавочками. Я увидела его осенью, когда оно только начало опадать… и сейчас по дороге к метро я всегда прохожу мимо него. Или есть красивая уютная улица Фрунзе, которая выходит на Московский проспект. И таких мест очень много… Воспоминания о Петроградском районе в теплую летнюю ночь, дороге в гостиницу по Малой Посадской и запахе хлеба… А Василеостровские линии — это отдельная песня. Я ожидаю более теплой погоды, чтобы гулять по ночам. Сколько еще открытий предстоит, ведь я тут совсем недавно!

Т.С.: А по многочисленным музеям и галереям культурной столицы ходишь?

О.Д.: В первую очередь. Я переезжала под открытие в «Артмузе» выставки «Муза должна работать», заявку на которую отправляла еще в Тольятти. К сожалению, я не прошла конкурс, но мне было очень интересно посмотреть, что за пространство такое, «Артмуза», и кто победил. Музеи, галереи, дом художника и всякие свободные площадки — это как пить воду из колодца в жаркий день. В сравнении с Тольятти, где хорошие, интересные выставки проходили пару раз в год, а все музеи (2 штуки) уже изучены наизусть, невозможно выбрать, куда пойти теперь.

7

8

11

15085487_1148255945257723_7

Т.С.: Интересно спросить про Эрмитаж: какое было твоё первое впечатление от посещения этого музея?

О.Д.: Эрмитаж у меня был в программе посещения первым по прибытию в Питер. Конечно же, можно бесконечно описывать само здание и внутренний сад, но самое интересное — внутри. Я была с Димой (мужем), и он решил повести меня там, где было меньше народу (он, кстати, тоже был там в первый раз). В итоге в первый раз в жизни я увидела Эрмитаж, начиная не с парадной лестницы, а с какой-то другой. Маленькой и темной. Все, что представлено в музее, потрясает. Коллекции резьбы по кости и разные инкрустации, разные комнаты и залы. И вот случайно (а мы решили по всему Питеру гулять как-то случайно, кроме некоторых обязательных мест) мы наткнулись на импрессионистов. И тут Дега рядом с Ван Гогом и Мане…И я каждый раз, как мне кажется, заболеваю синдромом Стендаля. Мурашки бегут по рукам, и все это просто не описать. Спускались мы уже по парадной лестнице. И я очень рада, что у меня есть корочка члена союза художников, и я могу бесплатно ходить в Эрмитаж хоть каждый день. Очень красиво.

Т.С.: Ты упомянула импрессионистов: Дега, Мане. Какие художники тебе нравятся, есть ли самый любимый?

О.Д.: Художники, повлиявшие на меня, были моими преподавателями: Киселев Вадим и Анатолий Алехин. Оба художники декоративно-прикладного искусства, резчики по дереву. Из картин «великих», которые были на виду все время, пока старшая сестра училась в университете, а я школе, это «Звездная ночь» Ван Гога. Позже я узнала, кто это, во времена университета, когда появились интернет и стипендия, чтобы тратить ее на книги. И я прочитала произведение «Жажда жизни», которое все во мне перевернуло. Это было так похоже на то, что кипело все это время внутри меня, и то, чего я так жаждала. Понимание другого человека о безудержном желании творить, везде и всегда, без базового образования и когда все против. Я нашла все это в личности Ван Гога. Когда я первый раз увидела подлинник в Пушкинском — плакала! Не знаю, это было так сильно!
А по поводу тех, кто нравится, их очень много. Я подписываюсь к интересным художникам. Нахожу на бихайнсе, люблю многообразие искусства в современном мире. Нет приоритетов и жанров любимых. Я просто вижу: этот человек знает, что делает, у него свой стиль, своя подача, он уникален… Клонов в искусстве хватает. Я всеми руками за уникальность.

1602241210086f230b5d61afdb3

Т.С.: Я думаю тебе точно удается быть уникальной. Уже не помню, как нашла твои работы, но мне они сразу понравились. Такие яркие и запоминающиеся! Я очень люблю декоративные профессионально выполненные работы. Ты работаешь с разными материалами и в разных жанрах: дерево, холст и краски, витраж, линогравюра. С чем работать сложнее, с чем проще, с чем интереснее?

О.Д.: Изначально я рисовала гелиевой ручкой на бумаге (причем на черной бумаге белой ручкой) и долгое время вообще не имела представления, как должна выглядеть моя живопись. Да и, если честно, долго не могла найти стиль, знала, что что-то декоративное. И с каждой новой работой все больше находила себя. Самое сложное на самом деле именно это — найти себя и постоянно искать. Чем больше пишешь, тем яснее себя видишь в разных материалах. Так как я люблю все декоративное, не могу остановиться только на графике или только на живописи, начинаю мудрить, что-то совмещать. Был опыт: я делала маски, работала с папье-маше. Дерево — это отдельная тема, я себя отлично представляю в этом материале, но нужна мастерская. Мне кажется, я могла бы принести что-то новое, потому что декоративной резьбе учили только у нас. Это не столярка или работа краснодеревщика, это именно Искусство в дереве. Все еще сложна для меня живопись, она по определению должна быть «живописной», а у меня она все-таки графичная. Может быть, когда-нибудь я отпущу себя и буду делать полотна более экспрессивные, но пока мною владеют четкие линии. А интересно все новое, все, что до этого не пробовала и не делала.

160224121229e25b25631dc8538

1602241159069b6a0d5bf57810a

Т.С.: А как насчёт мозаики? Мне кажется, что твои «живописные» картины прекрасно смотрелись бы в этой технике.

О.Д.: Хотелось бы и эту технику когда-нибудь опробовать, так же как и настоящий паяный витраж. Надеюсь, представится такая возможность в жизни.

Т.С.: На твоих работах чаще всего изображены сказочные девушки. Кто они, твои героини?

О.Д.: Ох уж эти девушки. В основном они являют собой абстрактный чувственный образ, который должен давать настроение картине, это не портреты. Но некоторые упорно уверяют, что во многих лицах видят сходство со мной. Это логично, потому что любой художник вкладывает всего себя в свои работы, видимо, в каких-то меня слишком много. Хочется писать настроение, его можно писать цветом, а можно девушками: грустная, радостная… Смотреть на картину, задуматься вместе с ней или погрустить. Парней мало, но я учусь, они сложно даются.

160224115906700196728b0f0bf

Т.С.: Расскажи, пожалуйста, историю создания какой-нибудь работы.

О.Д.: Я свое время измеряю работами, к каждой из них привязано очень много воспоминаний, от ее задумки в наброске до последней точки в подписи. Рассказать хотелось бы о микромире внутри работ на примере картины «Ночь. Улица. Фонарь». Как люди видят эту работу, я не имею представления, потому что вижу, помимо всего прочего, мир физики, которая формирует наше все. Нашу вселенную и наши протоны. Я говорю о свете, он, как мы знаем, ведет себя либо как электромагнитная волна, скорость распространения в вакууме которой постоянна, либо как поток фотонов — частиц, обладающих определённой энергией, импульсом, собственным моментом импульса и нулевой массой. Так вот и у меня на картинах эти частица света и волны. Думаю, так мои картины еще никто не осмыслял.

Т.С.: Я видела у тебя много подобных работ. Можно ли сказать, что это концепция всего твоего искусства? Какая работа самая концептуальная?

О.Д.: Самой концептуальной картины я еще не создала. Но я надеюсь соединить в ней всю себя, во всех сферах того, что умею: резьба, живопись, композиция, инкрустация. Она должна быть на высоко профессиональном уровне и, самое главное, бросать вызов обществу. Я хочу создавать такие полотна, чтобы у людей внутри все переворачивалось. Я еще на пути становления этой идеи. А сама концепция — это не изменять себе, своим взглядам и мировоззрению, нести людям свою мысль. В голове много планов и мало времени.

16022412100815b2191160f5730

160224121008282acd098b5e28f

Т.С.: Возвращаясь к теме света. А что для тебя весна? И в каких твоих работах есть это состояние «весеннего света»?

О.Д.: Думаю, я бы хотела, чтобы оно прослеживалось во всех работах, в названии которых есть слово «весна». Весна для меня — это немного меланхолия, я предпочитаю осень. Весной тебя переполняют гормоны, но это уже запрограммировано на генном уровне. Весна для меня — это ожидание.

Т.С.: Продолжая тему работ, хотелось бы спросить про рисунки на зеркалах. Не каждому придет в голову рисовать на этом предмете. Как ты придумала свои зеркальные картины и будут ли новые подобные работы?

О.Д.: Будут. Совсем уже скоро, как только мне изготовят все необходимое для проекта. Я всегда пробую что-то новое, попробовала — успокоилась, пошла дальше пробовать. Иногда возвращаюсь и всегда все техники держу в голове. По поводу зеркал. Была одна большая работа (слегка в БДСМ формате). Мне досталось старое зеркало с потертостями с какой-то старой дачи. И зеркало по сути выглядело как человек, а не как отражающая поверхность. Со своей историей, обшарпанное. Я могу писать графику на любых поверхностях, так как нашла для себя лаковые маркеры и просто решила, что не могу оставить это зеркало стоять пустым. Смысл был такой: ты видишь в первую очередь себя, картина уходит на второй план, и если ты будешь не так тщеславен, ты должен будешь увидеть не себя, а раствориться в поверхности отражения и сфокусироваться на истинном объекте. На картине, а не на своем прекрасном, обворожительном Эго. По зеркалу очень сложно было работать, почти сбиваешь сам себя всеми отражениями и двоящимися линиями. Но вблизи результат более чем интересный.

15181609_1148255978591053_3

160224121008f84fc38d0e64b5c

Т.С.: У тебя есть начатый проект рисованной графики по распечатанным фотографиям. Что за идея в нем таится и можно ли желающим принять в нем участие?

О.Д.: Да, эта задумка родилась, когда я тесно общалась с тольяттинским фотографом и, по совместительству, моей подругой. Хотели по ее фото наносить мои рисунки, чтобы идея с фото перекликалась и дополнялась моими образами, создавая мир между реальностью и рисунком. Мы были студентами, не было финансов на его масштабную реализацию. Потом я решила делать мини работы, и пока я начала просто со статичных девушек. В планах с приходом лета в Питер начать снимать динамичные сцены в городе и дополнять их своим внутренним миром. В идеале я хочу серию сложных, по заполнению графикой и с богатым подтекстом, фотографий, работ, которые будут на большом формате (хотя бы на А2), на пенокартоне. Хочу эту тему развить, я думаю, это интересно. По крайней мере, в моей голове. А стать участником легко. Нужно написать мне, предложить себя в качестве модели и начать работать.

Т.С.: Так что же значит твоё имя в интернете: Аzyza?

О.Д.: Мне нужно было регистрироваться на англоязычных сайтах, и мое имя пишется не так эффектно, как хотелось бы. Пришлось думать. Я люблю симметрию, и то, что я услышала в голове, прозвучало как «Азуза». Написала по- английски. Только потом дошло, что так, как оно звучит в моей голове, оно должно писаться на английском как Azusa. А должно это напоминать, когда произносишь по-русски «Аззуууззаа» . З — как жужжание пчелы летом, «зу-за» , как что-то восточное и пряное. В общем, должно фантазию включать.