Юрий Коваль «Солнечное пятно»

СОЛНЕЧНОЕ ПЯТНО

Чужой и рыжий на крыльце моего дома спал огромный кот. Разморенный
солнцем, он привалился к двери спиной и посапывал. Я кашлянул. Кот приоткрыл
глазок. И это, доложу вам, был жуткий глазок, вполне бандитский. Изумруд и
лазурь горели в нем.


Оглядев меня, облив лазурью, обдав изумрудом, глазок закрылся.
— Позвольте пройти.
Кот не шевельнулся.
— Вы не правы,— как можно мягче заметил я.— Ну, согласитесь, это мой
дом, приобретенный недавно по случаю. Вы спросите, откуда у меня такие
деньги? Я работал, уважаемый. Работал ночами, над-ры-ва-ясь! Позвольте же
пройти мне в свою собственность.
Пока я нес эту белиберду, кот отворил оба глаза, слушая меня с
интересом. На слове «над-ры-ва-ясь» он встал, потянулся и отошел в сторону,
освобождая проход. Я открыл дверь.

— Прошу,— сказал я.— Пожалуйста, заходите.
Пропустив меня вперед, кот вошел следом. Он вел себя разумно,
интеллигентно, но все-таки это был опасный кот. Его благородство было
окрашено в рыжий пиратский цвет. Неслышно ступал он за мной, но я чувствовал
за спиной его рыжее пиратство. Вошли в комнату.
— Располагайтесь,— предложил я.— Вот печь, вот табурет.
Гость оглядел печь и табурет и, заметив на полу солнечное пятно,
падающее из окна, лег под солнце и задремал. Я отрезал кусок колбасы,
которую берег для гостей, положил поближе к его усам. Он повел носом и
отвернулся.
— Ну, это уже неправильно. Угощаю чем могу. Обидно.
Кот выслушал мое замечание, кивнул и опять задремал.
— Не понимаю,— сказал я.— В чем дело? Неужели не нравится колбаса?
Странно. Многие любят. Вы сыты? Ночь, полная пиратств? А? Неужели птички?
Cкажите честно, это так? Птички?
На слове «птички» котяра замурлыкал.
— Не могу приветствовать! — сказал я.— Не одобряю!
Пират с наслаждением развалился в солнечном пятне. Мотор мурлыканья
работал ровно и мощно. Странно было, что при таком моторе кот никуда не
ехал. Он грохотал, как большой мотоцикл с коляской.
Я сел к столу и занялся каким-то делом, скорей всего писательским
скрипучим застольным трудом. Но дело не клеилось. Огненный и грохочущий
бандит на полу отвлекал мысли в рыжую сторону. Отодвинув скрипучий свой
труд, я достал кисть и акварель.
Кот приоткрыл глаз.
— Один набросок… приподнимите голову.
Гость приподнял голову, и я стал его рисовать.
Солнечное пятно двигалось по полу к закату. Кот пятился, перемещался
вслед за пятном, за ним пятился и мой рисунок.
Солнечное движение не мешало мне. Рыжий сохранял позу, не опускал
голову. Похоже, он понимал, что рисование котов — дело ответственное в наше
время, важное дело. Когда пятно солнечное полезло на стенку, я кончил
работу.
— На сегодня хватит.
Кот поднялся на ноги, размялся, потянулся, мельком оценил рисунок,
что-то муркнул, вроде «неплохо», и, не прощаясь, вышел. Пожалуй, отправился
пиратствовать. Просыпаясь иногда ночью, я слышал в палисаднике треск сирени,
мягкие темные прыжки, кошачьи вздохи. Наутро кот снова поджидал меня на
крыльце.
— Ну, как прошла ночь? Пиратство совершилось?
Котяро замурлыкал на полную мощь, и я понял: да, совершилось.
Я впустил его в комнату, и кот улегся в солнечное пятно на полу. Оно
ему явно понравилось. Кажется, у меня в пятне ему было неплохо. Никто не
трогал, не приставал. Так и повелось у нас. Каждое утро кот приходил,
ложился на пол, дремал и мурлыкал, а когда пятно солнечное залезало на
стенку, отправлялся пиратствовать.
Однажды он не нашел на полу солнечного пятна. Весьма недовольно
поглядел на меня.
— Помилуйте, батенька,— сказал я.— Дождь на дворе. Пасмур. Откуда же
взяться солнечному пятну? Переждем, лезьте на печку.
Кот вслушивался в мои слова, но не желал понять и постукивал когтями в
пол, требуя пятна.
— Не могу,— разводил я руками.— Не в силах… Пасмур!
Неожиданное слово подействовало. Кот перестал метаться в поисках пятна,
глянул мне в глаза.
«И у вас пасмур? — задумался он.— Нехорошо». Изумруд и лазурь
потускнели в его глазах. Не прощаясь, кот вышел.
«Да что же это такое! — возмущенно подумал я.— Разве я виноват? Ведь
не я же укладываю на пол солнечные пятна! » Начались долгие дожди. Серые
капли колотились в тусклые стекла. Пасмур! Пасмур! Проходили ночи, полные
дождя.
Но вот дождь рассеялся, вчера выглянуло и солнце. Скоро, наверно,
объявится рыжий пират. Во всяком случае, солнечное пятно у меня на полу
опять наготове.

Юрий Коваль