Виртуоз в традиционной японской живописи. Каванабэ Кёсай.

Японский художник школы Кано, график, иллюстратор Kawanabe Kyōsai (Каванабэ Кёсай). Также известен как Gyôsai Chikamaro и под псевдонимами Сэйсэй Кёсай, Сюрансай, Байга Додзин, Гёсай Каванабэ. Пьяница и забулдыга. И при этом — возможно, последний виртуоз в традиционной японской живописи. Он родился 18 мая 1831 года в Кога-хане (теперь это город Кога в префектуре Ибараки) в семье самурая Каванабэ Киэмона. Он был вторым сыном и назвали его Шюзабуро.

Виртуоз в традиционной японской живописи. Каванабэ Кёсай.

Когда Шюзабуро исполнилось 2 года, его отец получил назначение в Эдо на должность начальника пожарной команды. И вся семья Каванабэ перебралась в Восточную Столицу. Мальчик, как говорится, любил рисовать с самого раннего детства. По легенде, в трехлетнем возрасте Шюзабуро нарисовал свою первую лягушку. Настолько похоже, что его мать немедленно решила: мальчик будет художником. И в семь лет (полагаю, по старой японской традиции начинать обучение детей в шестой месяц после шестого дня рождения) Шюзабуро отвели не к кому-то, а в мастерскую Утагавы Куниёси. Там он учился два года.

Когда Шюзабуро исполнилось 2 года, его отец получил назначение в Эдо на должность начальника пожарной команды. И вся семья Каванабэ перебралась в Восточную Столицу.

Мальчик, как говорится, любил рисовать с самого раннего детства. По легенде, в трехлетнем возрасте Шюзабуро нарисовал свою первую лягушку. Настолько похоже, что его мать немедленно решила: мальчик будет художником.

И в семь лет (полагаю, по старой японской традиции начинать обучение детей в шестой месяц после шестого дня рождения) Шюзабуро отвели не к кому-то, а в мастерскую Утагавы Куниёси. Там он учился два года.

В 1840 году Шюзабуро переходит в школу Кано — одну из известнейших школ традиционной японской живописи, откуда происходят и официальные живописцы Токугава.

Новым учителем юного дарования стал Маэмура Това. И именно он дал мальчику прозвище «гаки» ( «демон живописи»).

Шюзабуро всего лишь 9 лет и мальчику это прозвище явно пришлось по вкусу, он помнил о нем всю свою жизнь и всю жизнь старался соответствовать.

Его учитель умер в 1841 году и учить мальчика стал Кано Тохаку, глава направления Суругадай школы Кано.

Первую полностью самостоятельную работу он закончил в 1848 году.

Видимо работа «Бишямонтэн» стала в каком-то плане «дипломной». Юный Шюзабуро получил право на самостоятельную жизнь в качестве художника. В 1849 году он покидает своего учителя и отправляется в свободное плавание под первым своим профессиональным псевдонимом Тоику Нориюки. По слухам, именно во время обучения в школе Кано молодой человек пристрастился к прелестям столичной жизни в виде кабаков и борделей. Надо полагать, отношения с отцом у него были хорошие, и состоятельный папа явно не отказывал ни в чем своему талантливому отпрыску. Ну, мальчик и оттягивался по полной. Впрочем, рисовать ему это явно не мешало.

Шюзабуро берется за все, что предлагают. Пробует разные техники, разные стили и жанры. Судя по всему, работоспособность у него была просто фантастическая. Где-то в 50е годы он заинтересовался Хокусаем. Сам великий художник к тому времени уже умер и Шюзабуро не мог стать его учеником. Но работы Хокусая знал хорошо и очень уважал. Особенно «Мангу», стилю которой одно время если и не подражал явно, то находился под сильным впечатлением. Где-то в 50е же появился и творческий псевдоним, под которым художник известен больше всего — Кёсай 狂斎 («сумасшедший»). Попутно в то время иногда Кёсай пользовался несколькими другими прозвищами, также отражавшими его сущность и образ жизни — разные варианты обозначения пьяницы и буйной личности.

В 1857 году наш герой женился на первой своей жене, второй дочери художника Сузуки Киичи, Окйо . Она умерла в 1859 году (видимо, при родах или сразу после, родившийся первый сын тоже умер).

Буквально через несколько месяцев Кёсай женился во второй раз на дочери Сакакибара Кэнкити (мастера боевых искусств), Тосэ. Портрет своего тестя Кэнкити Кёсай нарисовал несколько позже, в 1874 году (они были ровестниками и Кэнкичи пережил Кёсая).

В 1860 году Тосэ родила сына, названного также, как и отец — Шюзабуро.

В том же 1860 году умер сначала отец Кёсая, Киэмон, а потом и Тосэ. На следующий год умирает старший брат художника.

И Кёсай теперь становится самым старшим и главой семьи Каванабэ. Он берет себе родовую фамилию, которой пользуется вместе со всеми своими псевдонимами.

В 1863-66 годах выпускалась серия гравюр «сумасшедшего» Кёсая под названием 狂斎百図 («Кёсай хяку-зу») — Сто картин Кёсая.

Хотя реально популярность серии была такова, что гравюр в итоге было выпущено около двух сотен и не в одном издании.

За основу бралась какая-нибудь известная поговорка или пословица. Или просто фраза на злобу дня. И Кёсай делал ее образное воплощение.

Это иллюстрация к легенде о Танабате. Пастух со своим быком и Ткачиха, разделенные Аманогавой. И сойки, собирающиеся построить мост для влюбленных.

Бакуфу (командующий армией — сёгуна) мечется, не зная, что предпринять и куда двигаться. А Кёсай себе живописует страсти. За разжигание и намеки Кёсаю пришлось познакомиться с токугавской кутузкой. Причем, говорят, даже не один раз. Портфолио художника обогатилось картинками с натуры.

Сложно сказать, что повлияло в итоге: суровость ли наказания, резко вдруг сдавшее здоровье или что-то еще, но Кёсай решил, что сумасшедшим он больше быть не хочет. И поменял имя. Теперь его имя писалось так: 暁斎 — читается тоже «Кёсай», но смысл другой — умиротворенный, благостный. Возможно, повлияло и то, что в 1867 году Кёсай женился в третий раз на дочери служителя храма Ринно-джи, Чике 近. А в октябре 1869 года у них родилась дочь, Тоё . В общем, на какое-то время Кёсай угомонился. И писал всякие красивости и благообразности в соответствии с «новым» именем. По крайней мере, пытался писать.

К повальному увлечению Западом Кёсай относился без одобрения. Картин, высмеивающих страсть некоторых японцев ко всему западному, у него изрядное количество.

В то же время нельзя сказать, что Кёсая совсем не интересовал Запад, его культура и искусство. Как раз наоборот, интересовали и даже очень. Но только в разумном приложении к имеющемуся своему богатству.

В 1873 году на Всемирной Выставке в Вене впервые была представлена и Япония. Помимо всего прочего, выставлялась и картина Кёсая. Так про художника узнали в Европе и весьма заинтересовались. Кёсай брался за любую работу и ни от чего не отказывался. Такое ощущение, что изнутри его грыз демон и единственное спасение — это писать, потому что алкоголь помогает слабо. Свои «наброски» в стиле современных манга Кёсай рисовал по 200 листов за день.

За эту ворону в 1881 году Кёсаю было заплачено 100 йен (в пересчете на современные деньги — около миллиона йен, совершенно безумные деньги за живопись в то время). Работа выставлялась на международной выставке и сыграла свою роль в популяризации японской культуры.

У Кёсая были последователи и те, кто мог бы считать себя его учениками, но школы как установившегося заведения, куда можно было сдать подающего надежды ребенка в качестве ученика, художник не организовал. То ли времени не было, то ли просто не интересовало его это. С учениками надо же каждый день возится, учить их, мозги вправлять и авторитет демонстрировать… И вот однажды к Кёсаю пожаловал молодой англичанин, недавно приехавший покорять дикую Японию. Англичанина звали Джозайя Кондер и в 1876 году ему было 27 лет. Заинтересованный известным в Европе японским художником, Джозайя решил стать учеником Кёсая. Надо полагать, Кёсай долго веселился над этой идеей. Отказал.

Кёсай, однако, не учел, что англичане по части упертости мало уступают японцам. Джозайя ушел, чтобы вернуться в 1881 году уже профессором Токийского Императорского колледжа Инженерии, строителем многих известных в столице современных зданий, учителем тех, кто основал японскую школу архитектуры западного стиля. Отказать такому уважаемому человеку Кёсай уже не смог и Джозайя Кондер таки стал его учеником. В 1883 году Кёсай самолично выбрал имя своему ученику. Теперь англичанина звали Акихидэ 暁英 (первая кандзи взята из имени самого Кёсая, а вторая — из японского названия Англии).

Джозайя-Акихидэ сделал довольно много для популяризации Кёсая за пределами Японии. Выпустив в 1911 году книгу «Paintings and Studies by Kawanabe Kyosai» с биографией художника и приемами работы, которым научился у него. В общем, Каванабэ Кёсай был известен, уважаем и богат. При всей своей вредности и скверных привычках. В августе 1872 года умерла мать Кёсая, Тоё Каванабэ, которая поддерживала его все время после смерти отца и явно вела дом, потому что с женами художнику не очень везло. Говорят, что картины богов и святых Кёсай писал в память о своей матери.

В июле 1885 года умерла третья жена художника, Чика. Он остался с двумя детьми, дочерью Тоё (16 лет) и сыном Шюзабуро (25 лет), которых пытался научить живописи. Дом Кёсая, однако, был полон приятелями, последователями и тех, кто считал себе учениками художника (вместе с Джозайя Кондером). Дочь получила творческий псевдоним Каванабэ Кёсуи , а сын — Каванабэ Кёун. Оба работали в жанре гравюр, но особой известности не приобрели. Кёсай работает по-прежнему много, хотя здоровье уже слабеет, но рука еще тверда, а глаз верен. В 1887 году Кёсай публикует книгу «Кёсай Годан» — своего рода учебник живописи, где объясняет основы перспективы и анатомию человеческого тела, всячески призывая художников изучать это и следовать (в отличие от традиционной японской живописи, где анатомию не изучали вообще).

Каванабэ Кёсай умер 26 апреля 1889 года от рака желудка на руках своих детей и Джозайи Кондера. Ему было 59 лет.

Похоронен на кладбище храма Зуирин-дзи в Токио. На могиле установили камень в форме лягушки — первый рисунок Кёсая, когда ему было 3 года.

После него осталось гигантское наследство в тысячи рисунков, картин, гравюр всех стилей и жанров. Но государство решило отыграться на неудобном художнике. Про него просто забыли.

Школы нет, из учеников только Джозайя, который больше архитектор, да дети, талант которых, к сожалению, до отцовского не дотягивал. Не было ни выставок работ Кёсая, ни изданий репродукций.

Музей Кёсая был открыт только в 1977 году в Саитаме силами и стараниями его правнучки Кусуми Каванабэ. В него вошли работы самого Кёсая, которые собирала и хранила дочь Кёсая и ее дети, работы детей Кёсая и тех, кто считал его своим учителем.

Первая выставка работ Каванабэ Кёсая, посвященная 120-й годовщине его смерти, прошла только в 2008 году в Национальном Музее Киото.