Художник Вадим Иванюк

Вадим Васильевич Иванюк (р. 1953) — советский и российский художник-график. Сотрудничал детскими журналами «Мурзилка», «Веселые картинки», «Филя», «Пампасы», «Синдбад», «Фонарик». Проиллюстрировал более 50 книг для детей, среди которых сказки братьев Гримм, Андерсена и Шарля Перро, произведения Хармса, Маршака, Кружкова и Бородицкой.

Вадим Васильевич Иванюк родился в Керчи. Отслужив в армии, поступил в Московский полиграфический институт. Ещё во время учёбы на художественно-графическом факультете молодой художник начал сотрудничать с московскими издательствами. Всё чаще его работы можно было встретить на московских книжных ярмарках и выставках. Не менее активно выставлялся Иванюк и за рубежом. Более пятидесяти книг проиллюстрировал художник за прошедшие четверть века. В его творческой биографии немало раритетных ныне книг: «Денис Давыдов. Избранное», «Русская слава», «Сочинения Михаила Дмитриевича Чулкова», «Г.-Х. Андерсен. Сказки» и многие другие. Вадим Иванюк сотрудничал и с самыми престижными столичными детскими журналами. Судя по внушительному списку рисунков к детским книгам, любимыми жанрами художника всегда оставались европейская литературная сказка и весёлые игровые стихи. Иллюстрации Вадима Иванюка к сказкам братьев Гримм, Шарля Перро, Г.-Х. Андерсена, Баума, к сказочным историям и весёлым стихам Даниила Хармса, Самуила Маршака или современных отечественных писателей, тяготеющих к европейской традиции, — Григория Кружкова, Виктора Лунина, Марины Бородицкой — выполнены лёгким пером, деликатно подкрашены акварелью, насыщены мельчайшими деталями. Рассматривая рисунки Вадима Иванюка, вспоминаешь высказывание Владимира Конашевича: «…В моих рисунках форма упрощена почти до предела, цвет доведён до трёх-четырёх чистых красок, потому всё ясно и чётко».

Нередко, чтобы показать предмет полностью, Иванюк прихотливо разворачивает изображение: тогда глаз может охватить все его необходимые признаки. Будто для удовлетворения законного детского любопытства художник может поступиться единством времени и пространства, соединяя на одном рисунке последовательно происходящие события и действия. Но не забывает и о том, что категории времени и пространства — для ребёнка понятия относительные и вполне подвластные его воле. Так, в одной иллюстрации к сказке Андерсена «Огниво» у Иванюка легко уживаются и принцесса, безмятежно спящая под балдахином, и удалой солдат с трубкой, выбирающийся из дупла, и гигантские мрачные псы, сторожащие сундук с сокровищами, и всё тот же погрустневший солдат, уже без треуголки, выглядывающий из подземной темницы с надеждой на спасенье.

Сказочную реальность романтик Вадим Иванюк явно предпочитает повседневности. В его иллюстрациях немало птиц и животных, их изображения слегка шаржированы, силуэты намечены ироничным росчерком пера. И, наверное, не случайно среди солидного списка проиллюстрированных художником книг нередко встречаются произведения с животными в главных ролях. Это «Летающий поросёнок» московского сказочника, поэта и переводчика Виктора Лунина, «Старуха и пудель» Самуила Маршака, «Диковинные животные» Тамары Крюковой, «Маленький енот» Бориса Заходера, «Тайна рыжего кота» Сергея Таска… И хотя сказочный заяц в рисунках Иванюка может быть в кафтанчике и с зонтиком, гусеница — во фраке и с цилиндром, а улитка — в чепчике с бантиком, мы понимаем, что художник хорошо знает и глубоко чувствует мир животных.

Оказалось, что с собаками, домашними кошками и котами художника связывают давние и трогательные отношения. Вспоминая каждого из них спустя годы, он описывает не только внешний вид, но и характер животного. Судите сами: «За последние годы у нас дома обитали три кота и одна кошка, все они — персы. Моего первого кота звали Бонифаций. Мы восхищались его голубым окрасом и зелёными глазами. В нашем доме он возник в возрасте двух месяцев и рано стал проявлять характер — независимый (а порой и агрессивный) и игривый. Совсем другим — спокойным, уверенным, добрым — был характер у нашей первой кошки, с дымчато-чёрным окрасом и изумрудными глазами. Её звали Жанна. Мы приобрели её в жёны Богдану, коту красного окраса. У него были красивые всепонимающие глаза и очень необычный для перса нос — с горбинкой. Во взрослом состоянии Богдан был весьма упитанным и весил шесть килограммов. Добрый, умный, игривый, ласковый котище, если не получал желаемого (колбасу, мясо или курицу), мгновенно преображался и проявлял своё недовольство всеми доступными ему способами. Третьим нашим котом был Альф, появившийся в доме в двухмесячном возрасте. Альф мог бы гордиться своим отцом — громаднейшим персом, медалистом. В помёте было всего два белых котёнка, один из них достался нам. Глаза у Альфика были разного цвета: левый красно-рыжий, а правый сине-зелёный. У нас дома вскоре все полюбили Альфа — нежного, ласкового, умного, энергичного».

…Наверное, только человек, у которого сложились тёплые взаимоотношения с кошачьим племенем, способен так блистательно иллюстрировать издания для детей и взрослых.