Салтыков-Щедрин Михаил Евграфович «Господа ташкентцы» 1869

«…Митрофаны не изменились. Как и во времена Фонвизина, они не хотят знать
арифметики, потому что приход и расход сосчитает за них приказчик; они
презирают географию, потому что кучер довезет их куда будет приказано; они
небрегут историей, потому что старая нянька всякие истории на сон грядущий
расскажет. Одно право они упорно отстаивают — это право обуздывать, право
свободно простирать руками вперед…

Салтыков-Щедрин Михаил Евграфович

…Нам все еще чудится, что надо нечто разорить, чему-то положить предел,
что-то стереть с лица земли. Не полезное что-нибудь сделать, а именно только
разорить. Ежели признаться по совести, то это собственно мы и разумеем,
говоря о процессе созидания. Наши так называемые консерваторы суть
расточители по преимуществу. Вселенная кажется им наполненною
скоровоспламеняющимися элементами, состоящими из козней, крамол и измены. Со
всем этим надо, конечно, покончить. Но к кому же обратиться? Кто возьмет на
себя трудное обязательство сражаться против козней некознедействующих и
крамол некрамольствующих? Кто, кроме Митрофана, этого вечно талантливого и
вечно готового человека, для которого не существует даже объекта движения и
исполнительности, а существует только самое движение и самая
исполнительность?…»

«Господа ташкентцы» 1869