Сегодня 100 лет назад 24 апреля 1917 года

24 (11) апреля 1917 года

Ленин провалился.

С великими надеждами ехал Ленин в Россию.

По словам телеграммы «Русс. Вед.» из Стокгольма, прибывшие туда из Швейцарии русские революционеры «высказали уверенность, что в двухнедельный срок они вернутся из России во главе мирной депутации. Ленин уверен в согласии Чхеидзе. Желателен, разумеется, всеобщий мир, — заявляли революционеры, — но в случае противодействия союзников, Россия не побоится и сепаратного мира»…

Так обещал Ленин немцам.

Правда, ночью его встретил Петроград музыкой, а утром уже — свистками. Ленин провалился на экзамене на аттестат политической зрелости. Никто в России не помышляет о сепаратном мире, никто не хочет предать ни наших союзников, ни своей родины.

Печальная роль Ленина ясна — и нашим друзьям-французам. Г. Эрвэ пишет в своей газете:

«Какой нравственный вес могут иметь гг. Ленины и Ко с их пропагандой немедленного мира, когда они возвращаются на родину с клеймом особого покровительства кайзера, давшего им свободный пропуск чрез свои владения, и когда Россия внимает патриотическим голосам других славных борцов за свободу, вроде П. Кропоткина, Е. К. Брешко-Брешковской, Г. В. Плеханова, Б. В. Савинкова, в сравнении с которыми Ленин — ничтожный пигмей рядом с великанами, безнравственная посредственность».

Ленин провалился, но его сумбур небезопасен для малосознательных масс.

И второй официальный орган петр. комитета с,-д. партии, «Раб- газ.», предостерегает:

— Власти Ленину не захватить, но «муки родов» свободной России затруднить и, может быть, даже поспособствует захвату власти с такой стороны, что заставит пожалеть о нынешнем «контр-революционном правительстве»…

Нет, не «поспособствует» — слишком близка немецкая опасность. Шевелится Гинденбург, готовится десант.

Надо защищать страну и теперь — не до бредовых фантазий.

Как говорит орган московских социалистов-революционеров — «Земля и Воля»:

«В тяжелую, непомерно перегруженную телегу впряглось наше Временное Правительство. Надо всеми силами, не за страх, а за совесть помогать ему вывезти эту телегу из ухабов на гладкую дорогу».

Современный троянский конь.


— Так значит, товарищ Ленин, через две недели вернетесь?

Первомайский праздник.

В комиссию при Совете Рабочих и Солдатских Депутатов, учрежденную для достойного ознаменования международного рабочего праздника (18-го апреля), поступило заявление железнодорожников, что они в день праздника, в виду общего расстройства перевозочного дела у нас, будут работать обычным порядком.

Не решено еще, выльется ли празднование в митинги и собрания, или будет устроено торжественное шествие к братским могилам.

Заводы 18-го апреля работать не будут. Взамен комиссия по празднику предлагает отработать один из праздничных дней, указывая на воскресенье 16-го апреля. На окончательное разрешение вопрос о дне, когда отработал за 18-е апреля, передан в отдельные районы города, в которых местные советы рабочих и солдатских депутатов образуют свои комиссии по празднику.

B E C H A.

4 апреля шел пролет гyceй и появились трясогузки. В тот же день залетали бабочки-траурницы, лимоницы, а также комары-толкуны. Над Лесным высоко кружил аист — явление весьма редкое в ваших краях.

7-го в Удельном парке распустился цветок голубой перелески и запели малиновки (зарянки); прилетели самки зябликов. Лес быстро просыхает и снег остался лишь в тенистых местах.


А.КАЙГОРОДОВ.

СООБЩЕНИЕ ИЗ СТАВКИ.

ЗАПАДНЫЙ ФРОНТ.

 

Перестрелка и поиски разведчиков. В районе реки Аа Немцы обстреливали наши позиции стеклянными пулями. В Карпатах сильная снежная метель.

РУМЫНСКИЙ ФРОНТ.

 

Перестрелка и поиски разведчиков. Второй день в горах свирепствует сильная снежная метель; в долинах идут сильны е дожди; вода в реках значительно поднялась и вышла из берегов.

КАВКАЗСКИЙ ФРОНТ.

 

В Персии усилились враждебные действия со стороны Курдов по отношению к нашим войскам. 2 апреля у Шерабана (25 верст юго-восточнее Кызылрабата), Арабы напали на нашу сотню, сопровождавшую английского военного агента. Сотне удалось пробиться к Бакубе. На остальном фронте перестрелка и поиски разведчиков.

Действия летчиков.

 

В районе озера Мядзиол нашей артиллерией сбит германский самолет, упавший в расположении противника. Самолетами противника сброшены бомбы в местечко Турец.

10 апреля 1917 года.

 

ХРОНИКА

 

Арест провокаторов.

По постановлению исполнительного комитета гельсингфорского совета депутатов армии, флота и рабочих свеаборгского порта арестованы жандармы Хухно, Сотник и Пелусарт, работавшие в секции охраны народной свободы исполнительного комитета.

Выяснилось, что оказавшиеся теперь необычайно крайними «охранниками» народной свободы предали в 1911 году 30 человек матросов с корабля «Андрей Первозванный».

Перевод арестованных в «Кресты».

 

Из министерского павильона Таврического дворца вывозятся все арестованные и направляются в «Кресты».

Находившийся под арестом в министерском павильоне полк. Горленко, сегодня был отвезен на Финляндский вокзал, где он должен был сдать все дела железнодорожного жандармского управления.

Стрельба на Невском пр.

 

Вчера, около 11 час. вечера, на Невском пр., против Пушкинской ул., из быстро мчавшегося автомобиля, в ответ ан предложение милиционеров остановиться, было произведено два выстрела. Милиционерами в догонку было произведено несколько ружейных выстрелов, но «черный» автомобиль успел скрыться.

Женщина перед лицом Революции.

На московском женском съезде произошел маленький «скандал»: незначительна: группа женщин-демократок покинула собрание в знак протеста за то, что устроительницы съезда не позаботились о возможно полном представительстве женской демократии. Обстоятельство это заслуживает внимания.

В мрачные дни нашей дореволюционной действительности во многих местах страны ютились ячейки женских организаций в лице отделений лиги женского равноправия, женских клубов и т. п. На собраниях и в собеседованиях этих организаций женщины, почти исключительно представительницы буржуазии, весьма робко излагали свои надежды на равноправие вообще и еще более робко заговаривали об избирательных правах и особенно об избирательных правах общегосударственных. Сами представительницы буржуазии считали свои стремления утопичными. С одной стороны, они еще почти, за малыми исключениями, не видели прецедентов в более культурных странах, чем Россия; с другой стороны — поперек дороги им стояла мужская половина человечества вообще, а демократии в частности. Отмежевываясь от мужчин и не подпуская их к себе на пушечный выстрел, наши феминистки и суфражистки вели неустанную борьбу с «мужским строем», с «мужской логикой», с «мужской психологией» и прочими мужскими смертными грехами. И когда пишущий эти строки пытался в собеседованиях уверять почтенных буржуазных феминисток, что есть мужчины и мужчины; что мужчины буржуазные не только не дадут своим дамам избирательных прав, но, что они и сами жаждут свобод в весьма умеренной дозе, чтобы не объесться; что демократические мужчины сами еще не завоевали своих прав, но охотно ими поделятся не только с трудового женщиною, но и с увешанными бриллиантами дамами-феминистками, — тогда на пишущего эти строки смотрели довольно подозрительно, а некоторые дамы просто заявляли, что это неправда и что все мужчины лицемеры и фарисеи.

И вдруг — не сон, а действительность. Избирательные права, пассивные и активные, для женщин включены в политическую программу не только фарисеев эс-деков, эс-эров, эн-эсов и т. п., но и horrible dictum! — в программу уважаемых кадетов.

Мы, конечно, безмерно рады этому историческому акту. Мы всегда высоко держали знамя борьбы за свободу женщины и, смеем сказать, несколько выше держали его, чем дамы-феминистки. Mы в наших публичных выступлениях выдвигали приоритет женщины в деле строительства человеческой жизни, и в этом отношении признавали и признаем за женщиной верховные права, а для мужчины скромно уделяем лишь автономию.

Но нам придется несколько огорчит дам-феминисток и предложить им подумать, что грядущие свободы для женщины завоевали ими, и всякая попытка в этом отношении была бы более, чем несправедливой.

Права для женщины завоеваны не только одними мужскими демократическими массами, но и не менее демократическими массами женщин, тех женщин, которых женские феминистские организации почти не знают, которых многие из них, вероятно, никогда и не видели и о которых они рассуждали с точки зрения своей классовой, т.-е. буржуазной, идеологии.

Демократическая женщина сразу во весь свой рост поднялась и вышла на политическую арену во время войны, взвалив на свои еще слабые плечи весь тог труд, от которого внезапно был оторван трудящийся мужчина.

Сравнительно недавно, во время войны, нам пришлось объехать большой район городов и весей, пришлось побывать на разных производствах: угольных шахтах, лесопильных и т. п., пришлось заглядывать в разные учреждения, конторы и т. п., ездить в трамваях, на извозчиках.

И поразительная, необычайная картина: везде царила женщина, заменяя собою мужчину, и заменяя его добросовестно, несмотря на физическую слабость.

И вот тогда стало ясно, что женщина-демократка, трудящаяся женщина, своими собственными силами кует свои гражданские права, не ожидая их, как милости, от мужчин, хотя бы и демократов. Женщина в массе вышла на арену капиталистического использования труда и с этой арены она уже не сойдет.

И эту женщину-работницу, женщину-гражданку забыли дамы-феминистки, устраивавшие московский женский съезд. Думая, что это они «сделали революцию» и «завоевали» права, они, дамы-феминистки, решили, что это их праздник, что об остальных женщинах они уже сами «позаботятся», точь в точь, как их галантные кавалеры-кадеты стремятся получить свободу для себя, а об остальном человечестве они уже позаботятся.

Так не правы ли те представительницы трудящихся женщин, которые предоставили дамам делать их дело, а сами оставили собрание?

Они найдут другое место.

 

http://starosti.ru/