Внутренние вошки. Мейстер Максим

Лесные сказки. Небо на двоих
Мейстер Максим
Внутренние вошки

Белочка прыгала по самой опушке. Ей было и страшно и интересно одновременно. Ведь совсем близко гудел страшный и непонятный Город, про который Белочке рассказывала Синичка, и в котором жили люди.

Как– то Зайчик рассказывал Белочке, что иногда люди встречаются и на опушке леса, и что они все ищут и ищут чего-то. С тех пор Белочка изредка приходила сюда, на самую опушку леса в надежде случайно встретить людей. Или хотя бы посмотреть на них издалека. Она очень хотела встретить людей, но и боялась этого. Поэтому Белочке было так интересно скакать по деревьям опушки…

Ежику не очень нравилось, что Белочка, как он выражался, ищет приключений на свой пушистый хвостик, и Белочке приходилось долго уговаривать Ежика, чтобы тот ее отпустил.

– Люди – это те же самые зверушки, только несчастные! – говорил Ежик. – Это я тебе точно говорю! Нечего на них смотреть!

– Ну Ежик, мне любопытно очень. Можно? Моя подружка Синичка вон и то видела людей, а я нет. Ну, одним глазком!

– Да иди уже! – не выдерживал Ежик. – Только учти, что если с тобой чего-нибудь случится, я кушать не буду. И умру, понятное дело.

– Я буду очень-очень осторожна! – обещала Белочка и радостная бежала на опушку искать людей.

Сегодня она тоже прыгала уже целый час. Здесь было интересно. Росли совсем другие деревья, было меньше кустарника и больше полянок. И чувствовался Город, от чего у Белочки тревожно замирало сердце.

Она еще немного погуляла по деревьям березовой рощи, собирая для Ежика бересты. Последнее время Ежик стал меньше заботиться о припасах на зиму и повадился писать разные истории про лесных жителей. А для этого ему нужна была береста.

Белочка отодрала большой лист, свернула трубочкой и сунула под лапку. Пора было возвращаться домой. И только она собралась прыгнуть на высокую сосну, с которой начинался настоящий лес, как увидела необычного зверя, который то ли лежал, то ли сидел прямо под самой большой березой, в начале рощи.

Белочка сначала испугалась, собираясь дать стрекача, – ведь она помнила предупреждение Ежика. Но потом вдруг поняла, что это и есть людь! Белочка чуть не упала с ветки от радости, волнения и еще каких-то непонятных чувств. Она повесила собранную бересту на ближайший сучок, осторожно подобралась поближе к людю и стала его рассматривать. Он и правда, как рассказывала Синичка, был похож на большого муравья. Только с четырьмя лапками, а не с шестью. И усиков не было.

Людь сидел под березой и сосредоточенно смотрел внутрь странного предмета. Прозрачного, словно изо льда. Потом людь откинул назад голову и поднял предмет, узкой стороной направив прямо в рот. На язык людя упало несколько капель. Людь поморщился и отбросил предмет в сторону.

«Видимо, это у него такая поилка, – подумала Белочка. – Здорово придумано! Видно, правду говорят, что люди – самые умные зверушки на свете. Даже умнее Лисы. Только, как говорит Грач, умный и мудрый – это не одно и то же… Как бы мне хотелось немного поговорить с людьми! Только, я слышала, они нас, остальных зверушек, не понимают. Да и Ежик будет ругаться…»

Белочка вздохнула и хотела было уже бежать домой, чтобы рассказать Ежику и Синичке о встрече с людем, но потом подумала, что надо хотя бы поздороваться. Пусть он и не поймет, но вежливость – есть вежливость!

Белочка спустилась пониже. Она помнила о Ежике, а вместе с ним и об осторожности, поэтому тихонько, в любой момент готовая дать деру, сказала:

– Привет!

Людь поднял голову и уставился на Белочку.

– Привет! – повторила она. – Как дела?

– Приплыли! – вдруг мрачно сказал людь. – Допился, едрена вошь! Вот и белка пришла. Белая горячка то есть…

– А куда вы приплыли? – заинтересовалась Белочка. – Ведь мы в лесу. Плыть можно в речке или озере. Хотя я не знаю, я же не такая умная, как вы, люди.

Людь молчал, заморожено пялясь на Белочку.

– А что вы еще про вошек говорили? – продолжила Белочка. – Я вас могу с одним Зайчиком познакомить. Он по вошкам большой специалист. Они его кусали, а он их любил, и они стали бабочками. А еще, я и правда – белка, и мне очень приятно, что вы меня узнали. Только зовут меня не Белая Горячка, а Белочка…

– А меня Виктор! – сказал людь. – Ты меня, конечно, успокоила. То есть у меня пока не «белка», а всего лишь «белочка»… Маленькая такая беленькая горячечька.

– Да вы не волнуйтесь! – сказал Белочка. Она вдруг почувствовала, что людю по имени Виктор нехорошо. И она решила его успокоить. – Вы не волнуйтесь! Все будет хорошо. И так ведь все нормально!

– Да уж, – пробурчал Виктор, – говорящие белки – это, по-твоему, нормально?!

– А что? – расстроилась Белочка. – Я много говорю, да? Меня мой Ежик тоже иногда ругает, что я много болтаю. Заметно, да?

– Да при чем тут, много или мало? – поморщился людь. – Дело же в принципе! А белки в принципе не должны разговаривать. Это я еще в школе на уроках зоологии проходил.

– Ой, и правда! Вы же меня понимать не должны! – вспомнила Белочка. – Так здорово! Я по-настоящему поговорила с настоящим людем! Вы ведь настоящий?

– Хм? – Виктор почему-то задумался.

– А вы не знаете, почему вы меня понимаете? – спросила Белочка, так и не дождавшись ответа. – Может, вы какой-то особенный людь?

– Нормальный…

– А чем вы занимаетесь?

– Я писатель, прозаик…

– О, прямо как мой Ежик! – обрадовалась Белочка. – Вы тоже про Зайчиков пишите?!

– Нет, я про грибы пишу… – сказал Виктор.

– Правда?! – запрыгала от восторга Белочка. – Тогда вы точно должны с Ежиком познакомиться! Он обожает все, что про грибы!

– О, я сообразил, почему я тебя понимаю! – вдруг сказал людь и даже попытался улыбнуться. – Просто я в измененном состоянии сознания сейчас. Грибов принял, да еще бутылкой водки догнался. Вот и лежу сейчас, с белками разговариваю… А с твоим Ежиком я знакомиться не буду…

– Почему? – расстроилась Белочка.

– Потому что дальше по сценарию должны появиться чертики и зеленые человечки, а никакие не ежики! – уверенно сказал Виктор.

Белочка задумалась.

– Нет, зеленых человечков в нашем лесу не живет! – сочувственно помотала она головой. – Это вам, наверное, в другой лес…

Они немного помолчали, а потом Белочка опять не выдержала паузы и спросила:

– А что такое «сознание»?

– В смысле? – опешил от такого вопроса людь.

– Ну, вы сказали, что у вас сейчас какое-то особое сознание, поэтому вы меня понимаете. А что такое сознание?

– Нет, ты все-таки не Белочка, а самая настоящая «белка», – задумчиво сказал Виктор. – Так как, если даже допустить возможность существования говорящих зверей, вряд ли их будут интересовать вопросы сознания. Впрочем, почему бы и не поговорить? Тема для меня интересная. Я на ней ни один кулек грибов съел…

– Я просто слова такого не слышала, – добавила Белочка.

– Ах да! – хлопнул себя по лбу Виктор. – У животных же нет сознания! Оно есть только у людей…

– Значит, вы от нас отличаетесь только тем, что у вас есть сознание, а у нас нету? – сообразила Белочка.

– Пожалуй! – почему-то с гордостью сказал людь.

– Тогда мне еще интересней стало, что же это такое, со-зна-ни-е? – по слогам повторила Белочка незнакомое слово.

– Ну… Даже не знаю, как объяснить… – людь надолго задумался. Белочке это показалось странным. «Если это такое важное свойство, то почему его сложно объяснить?» – подумала она, но вслух ничего говорить не стала, решив подождать, пока людь соберется с мыслями.

– И у нас и у вас есть способность к восприятию. То есть способность воспринимать объекты окружающего мира. Солнце, вода, шишки, деревья… Восприятие переходит в знание, с помощью которого мы можем действовать среди этих объектов и манипулировать ими. Знание у зверей то же есть, так ведь?

– Ага, – согласилась Белочка. – Особенно у некоторых. Мой Ежик очень много знает. И я тоже, например, не только на шишки смотрю, или, как вы говорите, воспринимаю, но еще знаю, когда их лучше собирать…

– Вот-вот, я об этом и толкую!… – кивнул людь. – То есть на уровне знания и восприятия люди и животные друг от друга по сути не отличаются. Но есть такая вещь, как со-знание, то есть нечто, идущее вместе с знанием, но им не являющееся…

– Не поняла, – честно призналась Белочка.

– Если по-простому, то сознание – это способность формировать знание без внешнего восприятия. Внутри самого себя.

– Это как?

– Как же тебе объяснить… Ладно, давай пойдем с другой стороны! Вот ты кто?

– Я – Белочка!

– Белочек в этом лесу еще целая куча. А кто ты?

– Ну, тогда я Белочка-которая-дружит-с-Ежиком!

– В твоем лесу еще много белочек, которые дружат с ежиками!

– Не-а! – отрицательно замотала головой Белочка. – Я одна такая. И мой Ежик один такой!

– Да не важно это! – почему-то разозлился людь. – Я о принципе, а не о частностях. Я просто хочу тебе показать, что никакая ты не белочка. Это просто твоя текущая обусловленность. А на самом деле ты всего лишь пустота, принявшая форму. Если ты с помощью сознания будешь анализировать себя, то непременно поймешь, что тебя нет! Поняла? Сознание – это способность видеть внутреннюю суть предметов и, самое главное, способность задавать вопрос «кто я?»!

– И кто вы? – вежливо спросила Белочка. Она была не согласна, что ее, Белочки, нет, но спорить с умным людем не стала.

– А хрен его знает!

– Так почему бы вам просто не найти этого мудрого Хрена и не спросить? – посоветовала Белочка.

Людь закатил глаза и прошептал какие-то непонятные слова. Потом снова попытался объяснить:

– Сознание – это способность осознавать себя отвлеченно от внешних объектов и обозначений, независимо от собственной обусловленности физической формой и умом. Сознание – это способность к самоосознанию и поиску себя самого.

– Вы только не обижайтесь, – вдруг сказала Белочка, – но, по-моему, это ваше сознание – довольно ненужная вещь. Или, как сказал бы Ежик, – бесполезная. Ведь, как я поняла, сознание – это способность задавать некий вопрос, на который нет ответа?

– Почему же нет?

– Ну, вы ведь обладаете сознанием? А значит, постоянно задаете себе вопрос, кто вы, но при этом сами все равно не знаете, а знает какой-то Хрен, с которым вы, как я поняла, знакомиться и общаться не хотите. А я, даже и не обладая сознанием, прекрасно знаю кто я. Так зачем нужно это ваше сознание? По-моему, оно не просто бесполезное, оно еще и вредное. Вроде вошек в шкурке. Мешают жить, радоваться, а пользы от них никакой.

– Да, очень хорошее сравнение, – вдруг согласился людь. – Сознание – это как вошки, только внутренние… И так иногда чешется, что хоть на стенку лезь!

– Так надо лечиться! – оживилась Белочка. – Теперь я поняла то, что мне говорил Ежик! Он сказал, что люди – это самые несчастные зверушки. И теперь я поняла почему! Вы просто больные зверушки! И больны вы как раз вот этим вашим сознанием! Лечиться надо.

– А мы и лечимся… – мрачно сказал людь. – Похоже, сознание – это и правда болезнь, раз на протяжении всей цивилизации люди с ним борются всеми доступными средствами.

– А как вы боретесь? Я вот, когда болею, то ищу разные лечебные травки, коренья…

– У нас тоже найдено много средств от сознания. Вон, например… – Людь указал на прозрачный сосуд. – Только это плохо помогает. Не надолго. А потом похмелье, и вскоре опять сознание начинает чесаться…

– Какая страшная болезнь… – посочувствовала Белочка.

– Правда, сравнительно недавно мы придумали новое средство. Телевизор называется… – продолжал людь. – Вот оно, похоже, решит давнюю проблему человечества с сознанием, наконец-то сведя его на нет…

– Вот видите, все будет хорошо! – обрадовалась Белочка. – Успешного вам выздоровления!

Она уже собиралась попрощаться, но почувствовала, что не сказала чего-то важного бедному людю.

– Я вот тут вспомнила, что вы говорили про пустоту… – задумчиво сказала она. – А недавно Ежик мне читал свой новый рассказ, в котором говорится, что пустота появляется, когда нет любви. Может, вы просто никого не любите?

Людь не ответил.

– Только не обижайтесь! – спохватилась Белочка. – Просто скажите, вы белочка или ежик?

– Я не знаю, кто я… – ответил людь.

– Это очень плохо. Это надо обязательно узнать. Потому что, если вы белочка, то вам надо обязательно полюбить ежика, а если вы ежик, то обязательно полюбить белочку. И тогда действительно все будет хорошо. Потому что там, где любят, нет никакой пустоты. И тогда даже вошки превращаются в бабочек, как у одного моего знакомого Зайчика, про которого я уже говорила и про которого мой Ежик много писал…

Белочка вдруг замолчала, пораженная внезапной мыслью, а потом закричала, в восторге запрыгав на ветке:

– Ура! Я поняла, что такое сознание! Это просто внутренние вошки, которые еще не стали бабочками! И эти вошки водятся только в пустоте. Как только вместо пустоты появится любовь, вошки сознания вместе со всеми своими вопросами немедленно превратятся в прекрасных бабочек!

Белочка радостно прыгала на ветке.

– Ничего себе… – наконец смог вымолвить людь. Он смотрел на Белочку широко раскрытыми глазами: – Знаешь, пожалуй, ты не просто белка, ты гениальная белка! Свою следующую книгу я обязательно напишу о любви. И в память о тебе, в ней обязательно будет что-то про хвосты. Потому что у тебя такой замечательный пушистый хвостик…

– Ой, давайте я тогда вас с Лисой познакомлю! – сказала Белочка. – У нее хвостик еще пушистее!…

Они еще немного поговорили, а потом Белочка побежала домой, а Виктор, дожевав оставшиеся грибы, побрел в Город, чтобы писать книгу о хвостах и любви.

Белочка примчалась домой и закричала что есть мочи:

– Ежик! Ежик! Я с людем разговаривала! И он тоже писатель про Заек, как ты!

Ежик выбрался из домика и посмотрел на Белочку.

– Бересты-то принесла? – сказал он.

– Ой, забыла! – расстроилась Белочка. – Но я ее собрала, да! Сейчас сбегаю!

– Да ладно уже! Сиди, где сидишь! – проворчал Ежик. – Я и так уже соскучился. Рассказывай, давай, о чем кричишь на весь лес…

И Белочка очень подробно рассказала Ежику о своей встрече с людем по имени Виктор, о сознании и всем, что она поняла и не поняла.

– Болезнь-то не заразная, не спрашивала? – деловито поинтересовался Ежик, когда Белочка рассказала о сознании и о том, как люди от него мучаются.

– Да нет, вроде! – ответила Белочка. – Он говорил, что ей только люди болеют…

– Ты смотри, если чего замечу, то буду лечить тебя иглоукалыванием. То есть колоть своими иголками, пока сознание не потеряешь и не станешь нормальной Белочкой! А то еще заболеешь и меня заразишь, а мне никаких внутренних вошек не надо!

– Не, я не заболею! – уверенно сказала Белочка. – Ведь у меня есть ты!

Ежик довольно засопел.

– А у меня есть Белочка! – сказал он и от смущения спрятался в домике. – До завтра! – крикнул он из-за двери. Ежик немного постоял в прихожей, а потом, решив, что раз писать все равно не на чем, то можно пойти спать.

– Пока! – сказала Белочка. Она немного посидела рядом с дуплом, а потом все-таки запрыгала обратно на опушку. За берестой.