Музей Моргана исследует взгляды средневекового мира на течение времени

Музей и библиотека Моргана в Нью-Йорке представили неординарную выставку «Сейчас и навечно. Искусство времени в Средневековье». Основываясь на своей богатой коллекции иллюстрированных манускриптов, учреждение рассказывает о том, как люди в ту эпоху рассматривали время, историю и задумывались о загробной жизни. В экспозицию вошли более пятидесяти календарей, Библий, хроник, историй и почти двухметровый генеалогический свиток.

Это изображения ежемесячных работ, разметка святых дней и периодов, а также фантастические иллюстрации загробного мира.
До появления часов на Западе примерно в 1300 году средневековые идеи о времени были одновременно простыми и сложными. С одной стороны оно ограничивалось обычным распорядком дневных забот, с другой — было бесконечным в потустороннем мире. День делился на фиксированные периоды, а год проходил между священными праздниками. Это может показаться неожиданным, но многие из этих концепций продолжают влиять на то, как мы понимаем время, сезоны и праздники в XXI веке.

«Средневековые художники могли изображать как самые распространённые повседневные действия, так и странную, часто пугающую, загробную жизнь. Их творчество отражало сложное сочетание временных, духовных и древних методов записи времени. Мир одновременно был знакомым и странным — от сезонной работы фермеров до апокалиптических видений вечности», — говорит Колин Бейли, директор Библиотеки и музея Моргана.


Симон Бенинг, «Август, уборка пшеницы из „Часослова Да Коста“». Библиотека и музей Моргана, Нью-Йорк

Выставка делится на пять секций: средневековый календарь, литургическое время, историческое время, будущее («Время после времени») и «Астролябии Сан-Зено».

Средневековые календари, представленные в первом разделе, сейчас кажутся странными из-за отсутствия последовательных дат. Но они были «вечными» и содержали много полезных данных, например, позволяли определять дни Пасхи. В них также отмечались неблагоприятные дни каждого месяца и начало летней засухи. Зачастую в календарях изображали ежемесячные работы, в частности, август был посвящён сбору урожая. К концу XV — началу XVI веков этому единственному светскому элементу в молитвенниках стали уделять больше внимания.


«Небесное воинство и редкое изображение Лимбо из «Литургии Часов»», северо-восточная Франция, ок. 1465. Библиотека и музей Моргана, Нью-Йорк


«Вход Господень в Иерусалим из «Сакраментария Бертольда»», ок. 1215 — 1217, Германия. Библиотека и музей Моргана, Нью-Йорк
Литургия Часов позволяла разбить день на три периода, каждый из которых Церковь определила для молитв. День начинался в полночь (хвалы утренние), продолжался утреней и завершался вечерней. Литургия Часов позволяла мирянам молиться в течение дня в подражание духовенству. Год делился между праздниками, отмечающими события из жизни Христа. Некоторые, как Рождество, имели фиксированные даты, другие (например, Пасха) — плавающие. В отдельные святые дни поминались умершие мученики, попавшие в рай.


«Канонический час утрени (Благовещение) из „Литургических часов“», Италия, Флоренция, 1490-е годы. Библиотека и музей Моргана, Нью-Йорк

В центре раздела «Историческое время» — двухметровый свиток работы неизвестных мастеров, охватывающий шесть тысячелетий истории — от Адама и Евы и до Франции XV века как мировой сверхдержавы. Шестьдесят шесть миниатюр иллюстрируют историю мира от Сотворения до царствования Людовика XI Французского.

В Средневековье гражданская история начиналась с падения Трои. Побеждённые троянцы, бежав с родины, заложили такие крупные европейские города, как Рим, Париж и Лондон. Вера в то, что сама Троя была основана потомками Ноя, подкрепляла непрерывность связи между людьми и событиями, записанными в Ветхом Завете, и троянцами — предками всех европейцев.


«Видение Рая святой Бриджиты Шведской, „Откровения“», Неаполь, конец XIV века

Секция «Время после времени» отражает одержимость средневековых людей «четырьмя последними вещами» или четырьмя последними стадиями души (Смерть, Суд, Рай и Ад). Церковь учила, что земное время — лишь момент по сравнению с бесконечностью будущего. Только мученики и святые могут попасть на Небеса сразу после смерти. Остальные должны пройти Чистилище — временное наказание, которое, впрочем, может растянуться на тысячи лет.


«Врата Ада из «Часослова Екатерины Клевской»», Нидерланды, Утрехт, ок. 1440. Библиотека и музей Моргана, Нью-Йорк


«Вечные муки из «Часослова Клода Моле»», Париж, ок. 1500. Библиотека и музей Моргана, Нью-Йорк
В «Часослове Екатерины Клевской» вход в Ад был изображён в виде львиной пасти, куда демоны швыряют проклятые души. Зверя Апокалипсиса иллюстраторы средневековых манускриптов представляли семиглавым, с десятью рогами, телом леопарда и ногами медведя — этому чудовищу люди будут поклоняться по слову Лжепророка.


«Поклонение Зверю и дракону, «Апокалипсис из Буркхардт-Вильдта», Франция, 1290-е. Библиотека и музей Моргана, Нью-Йорк
Завершается выставка астролябией, которая в течение сотен лет находилась в бенедиктинском аббатстве Сан-Зено в Вероне. Это необычный переходящий календарь — уникальный артефакт, дошедший до наших времён — единственный экспонат, взятый взаймы для показа. Три циферблата этого прибора ежедневно переводились вручную и предоставляли широкий набор информации: дату арабскими цифрами, дату в соответствии с древнеримским календарём, отмечаемый праздник, зодиакальное созвездие, часы восхода и заката, а также фазу луны. Астролябия помогала монахам в организации праведной жизни.


Астролябия Сан-Зено, Верона, ок. 1455. Частная коллекция
Выставка «Сейчас и навечно. Искусство времени в Средневековье» в нью-йоркском Музее Моргана продлится до 29 апреля.

По материалам официального сайта Библиотеки и музея Моргана, а также Artdaily. Главная иллюстрация: «Лжепророк повелевает поклоняться Зверю, «Апокалипсис из Буркхардт-Вильдта», Франция, 1290-е. Библиотека и музей Моргана, Нью-Йорк
Автор: Влад Маслов
Статья: Артхив