Резной камень. Древний Китай.

Одним из древнейших искусств Китая является резьба по камню, возраст которого насчитывает более четырех тысячелетий. Секреты этого искусства бережно хранятся китайскими мастерами, и им одним известно, как из простейшего булыжника получить тончайшей резьбы произведение прикладного искусства.

Нефрит (кит. , yu, юй; часто неточно переводится как яшма) высоко ценится китайцами, которые называют его «камнем жизни», он является их национальным камнем. Нефрит в Китае ценился порой выше золота и серебра, так как считалось, что этот камень приносит благополучие.

Китайские философы приписывали нефриту пять основных достоинств, отвечающих шести душевным качествам; его мягкий блеск олицетворяет милосердие, его твёрдость — умеренность и справедливость, полупрозрачность — символ честности, чистота — воплощение мудрости, и его изменяемость олицетворяет мужество. Старинная китайская пословица гласит: «Золото имеет цену, нефрит же бесценен». Конфуций говорил о хорошем человеке: «Его мораль чиста, как нефрит». Множество пословиц китайского языка, описывающие моральные качества человека, связаны с нефритом. Одна из самых распространенных: «Неотполированный нефрит не сверкает».

Археологические данные свидетельствуют, что уже 7000—8000 лет назад китайцам был знаком этот камень. Его употребляли для создания оружия, изготовления орнамента, ритуальных принадлежностей (напр., диски би); нефритовые яйца — предмет даосских сексуальных практик. В конце периода неолита, около 6500 лет назад нефрит стал обожествляться как камень, которому приписывали священные свойства, его подвергали только минимальной обработке. Часто в ритуалах использовали круглые диски из нефрита «пи», для олицетворения Неба и пластинки в форме квадрата «у», для олицетворения Земли. Пластинки, украшенные символическими изображениями животных, использовали для охранения от злых сил, надевая их на грудь или пояс.

Выражение «Чжоу ли» сопровождается комментариями Чжэн Чжуна и Чжэн Сюаня (127—200) о том, что нефритовая крупа использовалась в пищу как медицинское средство. Однако Сунь Ижан (1848—1908) утверждает, что для подобных утверждений нет основания, и речь идёт только о посуде из нефрита.