Леонора Каррингтон и ее творчество. Быть художником, а не музой…

Фрида Кало, Леонор Фини, Леонора Каррингтон – три художницы, которые вместе с Сальвадором Дали, Максом Эрнстом и Рене Магритом стояли у истоков сюрреализма. Однако если первые два женских имени в нашей стране ещё известны, то творчество Леоноры Каррингтон знакомо немногим. А ведь сам Дали называл её наиболее значимой художницей нового направления!

В замках с единорогами

Леонора родилась 6 апреля 1917 года в семье текстильных промышленников в Ланкашире, небольшом городке на севере Англии. Её отец приобрёл патенты на передовые по тем временам модели ткацких станков. Благодаря этому его фабрики почти монопольно выпускали шерстяные ткани высокого качества. Каррингтоны были знатны и богаты. Они владели обширными землями, конюшнями. Раннее детство Леонора провела в мире полной свободы в семейных особняках. Окружённые лесами, они казались девочке сказочными дворцами. А благодаря древним кельтским легендам и преданиям, которые рассказывала ей ирландская няня, эти замки наполнялись великанами, магами, гномами и феями.

Однако когда Леоноре исполнилось девять лет, свобода закончилась. Отец решил: хватит дочери болтаться без дела, гоняя воображаемых единорогов по просторам фамильных поместий. Пришло время сделать из неё настоящую английскую леди. И – дать образование. Это означало отправить в институт благородных девиц в монастыре Святого Гроба Господня в Чемсферде.

Спустя несколько месяцев Леонору вернули родителям с характеристикой: «неисправимый и несносный ребёнок». Гордую и непобеждённую девочку взялись перевоспитать в школе благородных девиц при монастыре Святой Марии в Аскоте. Довольно быстро и из этого монастыря пришло вежливое письмо с настоятельной рекомендацией забрать возмутительницу спокойствия.

 

К тринадцати годам Леонора побывала во множестве учебных заведений. И везде с одинаковым результатом. Родители решили пойти на крайние меры. Самой жёсткой и суровой считалась школа-интернат мисс Симпсон в Париже. Девочку отправили туда. Отец ждал: вот, как всегда, вскоре приедет представитель монастыря и начнёт, смущаясь, просить избавить их от маленького дьяволёнка… Однако на пороге его кабинета появилась сама Леонора и заявила, что сбежала. Гневно сверкнув глазами, она поставила ультиматум. Отец хочет, чтобы дочь получила образование? Что ж, она согласна. Однако при условии: это будет художественное образование.


Её отец всю жизнь считал художников нищими, больными разумом людьми. Но скрепя сердце согласился. И Леонору для начала отправили во Флоренцию, а затем в художественную академию в Лондоне. К радости родителей, казалось, всё налаживается. Их дочь с несвойственными ей прилежанием и вниманием посещала уроки живописи и рисования. Даже начала интересоваться светской жизнью столицы Англии. На одном из званых обедов в Букингемском дворце она была представлена Георгу V!


И вдруг – шёл 1937 год – от опекуна, приставленного отцом следить за непокорной дочерью, пришло ужасное известие: двадцатилетняя Леонора сбежала с 46-летним женатым Максом Эрнстом! Что с того, что он был известным художником в Париже.

Из парижских кафе в испанский дурдом
Леонора была счастлива: её возлюбленный, авангардный Макс Эрнст, ввёл её в свой мир. Сердцем богемной среды Парижа считалась площадь Сен-Жермен-де-Пре. Здесь, в кафе, собирались поэты, писатели, художники: Марсель Дюшан, Манн Рэй, Джоан Миро, Андре Бертран, Пабло Пикассо. Все они стали друзьями Леоноры. Многие мужчины предлагали ей больше, чем «просто дружбу», однако Леонора повторяла: у неё нет времени на то, чтобы быть чьей-то музой. Её поглотила живопись. И – Макс, ставший её учителем и любовником.


Но всё приедается. В начале сороковых, устав от бурной жизни Парижа, пара сбежала на юг Франции, в Арденн. Пора полностью посвятить себя творчеству! Жизнь в сельской местности нетороплива: он рисует её, она – его. Леоноре кажется, эта идиллия будет вечной… Но Европа уже живёт предчувствием Второй мировой войны. Макса арестовывают по подозрению в шпионаже в пользу Германии.


Она пыталась освободить возлюбленного. Но что может сделать какая-то художница без денег и связей в чужой стране? И всё же она добилась! Его освободили, но лишь на несколько дней… Повторный арест, и снова бесполезные и бесконечные письма, просьбы, хождения по инстанциям… Власти смилостивились и разрешили свидание с Максом. На две минуты.
Эта борьба довела Леонору до нервного срыва. Арест уже угрожает и ей самой. Друзья уговаривают бежать в Мадрид. Но там её настигает новый нервный срыв.

Отец направляет к Леоноре своих доверенных людей, пытается помочь, ведь её надо лечить! И вот итог – сумасшедший дом, транквилизаторы и прочие средства, которыми врачи пытаются «выбить» из девушки её любовное безумие, возвратить бунтарку на землю.


Наконец-то она спокойна и безразлична ко всему. Отец высылает за дочерью няню, чтобы забрать домой. Но няня возвращается одна. Усыпив бдительность санитаров, девушка сбежала в США, подцепив мексиканского дипломата Ренато Ледюка и моментально став его женой. Они случайно встретились на прогулке, она узнала в нём парижского друга Пикассо и убедила помочь ей. Брак (они договорились – фиктивный) был заключён в британском посольстве, и молодожёны тут же отправились в США, а затем в Мексику.

Сивилла среди ацтеков
Мексика стала для Леоноры домом. Здесь она прожила больше семидесяти лет и состоялась как художник. Её сразу покорил горячий мир ацтеков и майя. Ей удалось соединить его с волшебными играми своего детства, с пространством древних кельтских легенд. Искусствоведы увидели в стиле художницы «сдержанный мистицизм», она попросту уводила зрителя в свои магические миры. Одни называли её мудрой соблазнительницей, другие – сивиллой, жрицей и колдуньей, а большинство пожимало плечами. Путь оказался нелёгким, признание пришло не скоро.
Первая выставка Каррингтон состоялась в Мексике в начале пятидесятых… в мебельном магазине. Однако через два года несколько её картин попали в Париж и имели успех!

Что-то изменилось в мире, и Леоноре удаётся организовать ещё две персональные выставки в Мексике, в 1956-м и 1957-м. А в 1965-м она устраивает три выставки! Это уже не просто успех. Пришла слава! Ей было о чём рассказать, и она проявила немалый литературный талант – выпустила несколько книг.
В 2006 году искусствоведы, работая над биографией Каррингтон, отыскали её семью в Англии. Родственники страшно удивились. Оказывается, отошедшая в туманную область семейных преданий и легенд бабушка, сбежавшая с нищим художником, и известная художница-сюрреалист с мировым именем – одно и то же лицо!

Леонора умерла в 2011 году, в возрасте 94 лет. С её смертью прервалась нить, связывающая нас, ныне здравствующих, с миром художников-бунтарей, совершивших революцию в искусстве. Почти век назад они сидели за одним столиком в парижском кафе, выпивали, веселились и придумывали в бесконечных жарких спорах, куда развернуть искусство XX века.