Венгерский художник Зичи Михаил Александрович

Михаил Александрович Зичи или Михай Зичи (венг. Zichy Mihály; 14 или 15 октября 1827, Зала (Венгрия) — 28 февраля 1906, Санкт-Петербург) — венгерский график и живописец из знатного рода Зичи, много работавший в России

Венгерский художник Зичи Михаил Александрович

Получил гимназическое и университетское образование в Будапеште, а потом изучал рисование и живопись сперва там же, у итальянского художника Маростони, а потом в Венской академии художеств, где его главным наставником был Ф. Г. Вальдмюллер. Заслужив уже некоторую известность выставленными в Вене картинами: «Выздоравливающая девушка молится перед образом Богоматери», «Умирающий рыцарь» (1844), «Заколачивание гробика ребенка» (находится в будапештском музее), «Распятие», запрестольный образ для Фюнфкирхенского собора (1845) и другие, был приглашен великой княгиней Еленой Павловной в преподаватели рисования и живописи к её дочери, великой княжне Екатерине Михайловне.

В Санкт-Петербург прибыл в 1847 году и, кроме занятий с её высочеством, получил уроки в некоторых аристократических петербургских домах. Через два года ему пришлось отказаться от учительства и изыскивать себе средства к жизни изготовлением рисунков для продажи и ретушированием светописных портретов. В эту трудную пору своей жизни Зичи нашёл некоторую поддержку в принце Александре Гессен-Дармштадтском. Улучшением своего положения Зичи обязан Теофилю Готье, посетившему в 1858 году Санкт-Петербург. В книге «Voyage en Russie» Готье посвятил Зичи целую главу, чем значительно поднял его репутацию у русской публики.

В 1859 году Зичи был назначен придворным живописцем, и в этом звании оставался до 1873 года. В этот 15-летний период своей деятельности, он исполнил множество рисунков, изображающих различные происшествия придворной жизни, сцены Императорской охоты, карикатуры на людей, близких ко двору, и т. п. (находились в основном в императорских дворцах и альбомах высочайших особ).
«Александр III на охоте в Беловежской пуще в августе 1894 г.»

Ещё перед этим, в 1856 году, им воспроизведены в акварелях главные этюды коронования императора Александра II, за которые Санкт-Петербургская академия художеств присудила ему звание академика. В 1869 году была устроена выставка его произведений. В 1874 году он уехал в Париж, где написал, в том числе, по заказу венгерского правительства, картину: «Австрийская императрица Елизавета возлагает венок на гроб Деака», и помещал свои рисунки в иллюстрированных изданиях.

С 1880 года Зичи опять в России, на прежней должности, и трудился в качестве рисовальщика-хроникёра церемоний, развлечений и семейных событий высочайшего двора.

МИХАЙ ЗИЧИ об иллюстрировании Лермонтова:
«С тех пор как я научился русским складам, творчество Лермонтова породило во мне подлинный культ этого поэта… я пытался его иллюстрировать»
«Путешествуя по Кавказу с целью изучить природу и типы страны для иллюстрации сочинения Лермонтова, я был поражен необыкновенною точностью его описания, весьма даже неживописных местностей, а также и строений, где, по его рассказу, как бы происходил роман „Княжна Мери“.
Подобным же образом, идя по описанию автора, мы с профессором Висковатовым свободно нашли дом „Гудала“ из „Демона“. Отсюда видно, что точность подобного описания была заранее предусмотрена и преследуема Лермонтовым как средство для достижения наибольшего впечатления и уверения в правдоподобности его рассказа. И действительно, читающим его роман кажется, будто бы княгиня и княжна Лиговские жили в доме по старому бульвару в Пятигорске, на самом деле существующему по сию пору. Дом Реброва в Кисловодске и окно княжны Мери показывают с твердой уверенностью, а также и скалу, где произошла дуэль и был убит Грушницкий.
Я был на Кавказе в 1881 году, и мне удалось еще видеть и срисовать виды и здания, описанные Лермонтовым. Но уже во время моего пребывания начали перестраивать грот; Ермоловские бани были снесены, а на месте простого Елисаветинского источника уже стояло роскошное здание. Старый бульвар был заменен прекрасным новым. Такая же судьба предстоит в короткое время дому „Реброва“, зданию „Ресторации“ и др. Людям, ценящим не только выпущенные в свет сочинения, но и клочки бумаги, зачертанные фантастическими набросками пера Лермонтова, надеюсь, дороги будут и рисунки описанных им мест, и, смею думать, что публика простит художнику, если он, следуя шаг за шагом описанию Лермонтова, старался также подробно срисовать с натуры то, что великий поэт описал. Повторяю, что рисунки мои не есть что-либо выдуманное и фантастическое, а, так сказать, точная копия с описанных оригиналов.
Поместив в виде стаффажа несколько фигур на рисунках, я передал все выдающиеся сцены романа. Так что собрание имеющихся здесь пейзажей представляет почти полную иллюстрацию романа „Княжна Мери“».
Цикл иллюстраций венгерского художника Михая Зичи, а также карандашные наброски, сделанные во время его путешествия по Кавказу, воспроизведены в книге Лермонтов М. Ю. «Княгиня Лиговская. Герой нашего времени»: