Игорь Олейников — Все бегут, летят и скачут

Олейников Игорь Юльевич (1953) — известный российский художник, аниматор, иллюстратор детских книг. Родился в подмосковном городе Люберцы, закончил Московский институт химического машиностроения. После окончания работал по специальности в проектном институте «Гипрокаучук».

Игорь Олейников — Все бегут, летят и скачут

За 30 лет Игорь Олейников проиллюстрировал более 80 книг, среди которых «Баллада о маленьком буксире» И. Бродского, «Все бегут, летят и скачут» Д. Хармса, «Сказки дядюшки Римуса» Д. Ч. Харриса, «Сказки Пушкина» Г. Гилберта и др.

Иллюстратор Игорь Олейников
Автор Даниил Хармс
Страна Россия
Год издания 2016
Издательство Махаон

В детскую книгу я пришел из анимации и долгое время работал параллельно и там, и там. Многие художники «Союзмультфильма» трудились тогда в детской книге, я тоже мечтал рисовать иллюстрации. Потом представился случай, и я его не упустил. Привлекает меня в книжной графике то, что тут ты сам себе хозяин, хотя, конечно, есть верстальщики, дизайнеры, качество печати в конце концов.

***

У меня нет какого-то особого ритуала вхождения в рабочее состояние. Я просто выбираю ту литературу, которая мне интересна как художнику, а уж вдохновение, или, как я его называю, кураж, приходит само.

***

Во взрослой литературе нет понятия «книга-картинка», а в детской есть, и это мой любимый тип книги. В мире он существует уже давно, а у нас только-только начал развиваться. Каждая книга рассчитана на определенный возраст, исходя из чего и надо рисовать. Для трехлетних нужно одно, для семилетних – другое, а для двенадцатилетних – третье. Хотя я сомневаюсь, что в двенадцать лет дети еще читают книги

***

Книга, как и кино, для меня способ самовыражения. В книге делаю кино, в кино – книгу. Так выходит само собой. Динамика внутри иллюстрации и внутри книги – то, к чему я стремлюсь. И, по возможности, несерьезный ироничный подход к теме. А вообще очень люблю рисовать

***

Гуашью редко кто работает, но я предпочитаю именно её, так как гуашь не высыхает намертво – её всегда можно смыть, обработать, изменить её фактуру (в отличие от акрила, например). Берусь не за любую книгу, но только за ту, где есть нерв, напряжение, загадка, динамика. Не люблю каноны в иллюстрировании.

***

Считаю,что художник книги может создавать в иллюстрациях параллельный мир – параллельный тексту, но при этом передающий мысль автора. То есть, необязательно скурпулезнейше следовать тексту – но настроение и динамику выдерживать надо!

***

Когда-то я рисовал буквально, мне казалось, что надо идти по тексту. Теперь, мне кажется, что иллюстратор должен подталкивать к размышлению, чтобы человек, который смотрит книгу (ребёнок или взрослый), мог задуматься над текстом. Художник может найти такие вещи в тексте, которые незаметны для читателя, но они есть, скрыты в тексте, спрятаны в нём. Мне нравится эти места извлекать из текста и выделять. Я ничего не придумываю, просто стараюсь смотреть в самую глубь текста.

***

Я иду параллельно с автором, а не за ним. Предлагаю свою версию прочтения, которая тоже имеет право быть. Но это только в том случае, если текст позволяет. Есть много текстов, от которых никуда не отступишь, в которых надо идти как бы в колее автора, за ним.

***

Мне интересно привносить свой взгляд, ещё интереснее ломать стереотипы, показывать, что классический подход не единственный возможный, что в тексте могут быть другие уровни, что, в конце концов, положительный персонаж не так уж положителен, а отрицательный не так отрицателен.