«Отправьте линию на прогулку» Пауль Клее

Пауль Клее любил повторять ученикам в качестве задания: «Отправьте линию на прогулку». С 1918 года Клее был преподавателем переплетной мастерской Баухауза, авангардной школы строительства и художественного конструирования, а с 1922 возглавил сразу две мастерские: витражей и настенной живописи.

Отправьте линию на прогулку Пауль Клее

Но, как большинство преподавателей знаменитой немецкой школы, занимался скорее развитием творческой индивидуальности каждого ученика, чем техническими аспектами ремесла. Предлагая студентам отправить линию на прогулку, Клее обращался к их способностям интуитивной работы, к их жажде приключений, к их готовности на эксперименты, к их бесстрашию перед чистыми листом бумаги.

«Маленький шут в трансе» — самая настоящая линия, отправленная на прогулку по неизвестным просторам. Фигура шута нарисована одной непрерывной линией, как будто неумышленно и без серьезного намерения изобразить что-то определенное. Как будто художник ставил себе цель рассмотреть в случайных почеркушках неожиданно проступивший объект. Как дети рассматривают узоры на обоях –и находят там собак, слонов и тигров. Так мог бы выглядеть на google-карте маршрут туриста, блуждавшего пару дней по лесу в поисках какой-то редкой птицы или растения. Так бы мог выглядеть причудливый, редко используемый иероглиф, обозначающий маленького шута в трансе, в какой-нибудь древней утерянной письменности.

Иногда кажется, что Пауль Клее просто шутит. Иногда он действительно шутит. Самым распространенным критическим замечанием по отношению к работам Клее всегда был чрезмерный «инфантилизм». Арт-критики и зрители, настроенные исключительно серьезно, упрекали его в детской неумелости, которой художник без стеснения бравирует. Как, в конце концов, можно всерьез воспринимать работу, которую как будто случайно начеркали на полях тетради, пока выслушивали скучную лекцию. Детские каракули. Для Клее это сравнение звучало как комплимент. За вдохновением и творческими находками он предпочитал отправляться в детскую или в этнографические музеи в залы с древним примитивным искусством, а не в академические классы, где тщательно копируют гипсовые головы.

Вот так, одной линией, он мог начертить что угодно: портрет, цветок, брата с сестрой, фокусника, человека будущего или даже ветер. Но, само собой, не ограничивался этой художественной техникой. За время работы в Баухаузе Клее разработал, испытал, открыл и опробовал внушительный набор стилистических приемов, техник, способов изображения. Годы преподавания в Баухаузе для него – самые продуктивные: в его распоряжении просторная мастерская, он может работать не только над художник, но и как практикующий педагог и теоретик искусства, он окружен единомышленниками и друзьями, он участвует в больших выставках и становится знаменит за пределами Германии.

Но как раз в 1929 году, когда был написан «Шут в трансе», он все чаще думает о том, чтобы Баухауз оставить. Все реже появляется на занятиях, вызывая волну недовольства со стороны студентов, многие из которых стремились поступить в школу именно ради уроков Клее. Баухауз требует полной отдачи, абсолютного участия во всех общих проектах и планах. И 50-летний Пауль Клее, сбегая в очередной отпуск, пишет руководству школы, что он прежде всего художник – и нуждается в новых впечатлениях. В одном из писем жене Клее жалуется: «Требования и изнутри, и снаружи настолько высоки, что я могу потерять всякое ощущение времени. Моя нечистая совесть преданно следует за мной, меня всегда что-то гложет — искусство, школа, мирская сторона жизни».

В 1930 году, за несколько лет до прихода к власти Гитлера, он оставит работу в Баухаузе – и маршрут его дальнейших добровольных и вынужденных переездов и побегов мог бы сложиться на google-карте в причудливый иероглиф, обозначающий большого художника, живущего в сложные времена.

Автор: Анна Сидельникова