Эрте – король моды и рыцарь арт-деко

Эрте – один из самых значимых персонажей художественной сцены ХХ века. Им восхищались Жорж Баланчин и Энди Уорхол. Художник моды, график, автор театральных костюмов и скульптор, он остался в истории искусства ХХ столетия как ярчайший представитель стиля арт-деко.

Эрте – король моды и рыцарь арт-деко

Роман де Тиртофф (Эрте)
настоящее имя — Роман Петрович Тыртов
Romain de Tirtoff (Erte)
Роман Тыртов родился в семье морского офицера. Потомок старинного рода, сын адмирала военного флота, начальника Морского Инженерного училища, он не оправдал надежд отца, променяв офицерский чин на служение музам.
Из ранних детских впечатлений он вспоминал посещение оперы «Садко» Римского Корсакова в Мариинском театре, где кроме оркестра, музыки и драмы в памяти остались визуальные атрибуты и костюмы для спектакля. Как-то в библиотеке отца он нашел книгу с цветными репродукциями китайских и индийских миниатюр, в которых его потрясли техника и детализация. У Романа была не только элегантная, но и умная мама. Набросок «фасона» вечернего дамского платья, вырисованного шестилетним сыном, она «реализовала», заказав по нему для себя платье у модистки. Можно себе представить самоощущение мальчика, когда окружающие восторгались его воплощенной фантазией.

Еще одно ключевое для биографии Эрте событие — поездка в 1900 году с мамой и сестрой на Всемирную выставку в Париж. Конечно, и сама выставка (на которой в русском отделе блистал Фаберже, почетный диплом получил Рябушкин) представляла собой мир приключений, но главным, ошеломляющим впечатлением на душу лег сам Париж.
В юности Роман увлекался балетом, и некоторое время брал уроки танца у дочери знаменитого хореографа Мориса Петипа. Отказавшись от традиционной для семьи военной карьеры, в 1906 г. Тыртов поступил в Академию художеств в Петербурге.

Отец был категорически против. Он находил занятия рисованием бесполезной тратой времени, не дающей пищи ни уму, ни логике, ни воле, однако уступил и позволил мальчику учиться в классе Ильи Репина. У Репина Тыртов проучился три года, осваивая мастерство портрета.
Он бредил учебой за границей, ему снился Париж, он уже видел себя студентом Ecole des Beaux-Arts. Родители отговаривали: юн, слаб здоровьем, неопытен, наивен. Чтобы отвлечь сына от опасных намерений, отец обещал выполнить любое его желание. «Паспорт для выезда из России», – твердо произнес Роман. Отец сдался. Паспорт он вручил сыну в день его двадцатилетия.

Несмотря на недовольство отца, в 1912 году Роман Тыртов все же уехал из Петербурга в Париж, чтобы никогда больше не вернуться в Россию.
Псевдоним «Эрте» он составил из первых букв имени и фамилии и взял, «чтобы не позорить семью».

В 1912 году художник, обосновавшись в Париже, стал корреспондентом петербургского журнала «Дамские моды», куда каждый месяц отсылал рисунки.
Свою карьеру Эрте начал в Доме моды «Каролина». Но уже через месяц был уволен по причине «отсутствия таланта».
В 1913-1914 годах он работал модельером в Доме моды известного кутюрье П. Пуаре (учителя Кристиана Диора и любителя дягилевских балетов). У Пуаре Эрте получил должность дизайнера пальто, платьев и головных уборов, разрабатывал модели одежды и рисунки для тканей.

Правда, в разгар первой мировой войны интерес к моде во Франции пропал.
Пуаре закрыл свой Дом и Эрте направил свои взгляды в сторону Америки.
В сопровождение матери, сестры и кузины в начале войны Эрте переехал в Монте-Карло, откуда продолжал активное сотрудничество с журналами в качестве дизайнера одежды.
Очень скоро Эрте стал по-настоящему знаменитым. Любая элегантная женщина, интересующаяся модой по обе стороны Атлантики, знала его и безоговорочно верила его вкусу.
В 1921 г., например, Эрте представил модницам платье с асимметричным декольте.

В 1929 году он произвел реформу мужской моды, отстаивая права мужчины носить парчу и шелк, как это они делали в XVIII веке. Среди предложенных им реформ костюма особую популярность позднее завоевал принцип «унисекса», он стал создателем моды «унисекс», вырисовав модели спортивных костюмов, одинаковых для мужчин и женщин.
Эрте часто сотрудничал с антрепризами. В1920-е годы он оформил целый ряд балетных номеров Анны Павловой и несколько постановок в парижской Гранд-опера, нью-йоркской Метрополитен-опера, Лондонском оперном театре и Чикагской опере.

Существует легенда, что однажды Эрте получил персональное предложение поставить «Спящую красавицу» от самого Дягилева, но отказался, предпочтя более выгодный американский проект.
Большое место в его сценографии занимал дизайн декораций и костюмов для мюзик-холла «Фоли Бержер» (1917-1927), варьете «Баль Табарэн» и «Ла Нувель Ив», кабаре «Лидо» в Париже и мюзик-холлов Бродвея. Его по праву называли королем мюзик-холла за стильные декорации и костюмы.
В 1916 г. Эрте создает дизайн мюзик-хола для Mistinguette в Bataclan и Gaby Deslys в Theatre Femina (Париж).

Александр Вертинский вспоминал по поводу вечера, устроенного в 1931 году Эрте в одном из парижских ресторанчиков, гвоздем которого стала кулинарная «инсталляция»: «Я потом два дня ходил, словно затерявшись в зеркальной вселенной, где сквозь туман проявляются причудливые города, воздушные шары качаются как привязанные, а неизбыточность мига разлита в бесконечности воображения…»
Расцвет творчества Эрте пришелся на эпоху ар-деко, но этот стиль удержался на гребне моды слишком недолго, а потом на тридцать лет исчез, растворился. О великом Эрте Европа почти забыла. В его жизни случались ярчайшие бурные романы, но все они меркли в сравнении с его творчеством. Если о нем и перешептывались в свете, то мимоходом, без интереса и шокирующих подробностей.

В 1960-е гг. художник обратился к новому для себя виду искусства — скульптуре.

Эрте ежегодно продавал свои работы на сто миллионов долларов.
«Воображение – главное в моем творчестве, – любил повторять Эрте. – Все, что я делал в искусстве – игра воображения. И у меня всегда был один идеал, одна модель – движение танца».